gregbar (gregbar) wrote,
gregbar
gregbar

Categories:

Инвестор Баффет, экономические теории и переход от социализма к капитализму

Уорен Баффет, человек, стартовавший с нуля и достигший первых мест в рейтинге самых богатых людей планеты, сделал свои миллиарды на том, что правильно оценивал возможности и перспективы различных компаний и покупал акции самых перспективных. Таким образом, он сделал свои деньги на чистой аналитике, на анализе экономики. Можно сказать, что он обогатился философским способом.

У них с другом была такая игра: надо было назвать компанию (но только одну), которой тот или иной игрок хотели бы владеть. В том смысле, что ее перспективы кажутся наиболее очевидными. В разные годы, естественно, назывались разные фирмы. Один раз Баффет назвал Porsche. И прокомментировал это так: Porsche – это автомобиль, поклонники которого не хотят чтоб он был дешевым. Им надо, чтоб машина была дорогой.

В этой фразе – ключ к «методу Баффета». Разумеется, он оценивал миллион разных факторов: хороша ли команда управленцев, насколько экономно поставлено дело, какова норма прибыли, какова цена акций фирмы на бирже и многое другое. Но ключ именно в этом. Он говорил также: мне нравятся фирмы, которыми может управлять любой или ими можно не управлять, они все равно будут процветать. Скрытые неустранимые преимущества фирмы, преимущества, дающие ей возможность получать больше прибыли, чем в среднем по отрасли, вот что его притягивало как магнитом.

Можно сказать, что он делал то же, что и все инвесторы, но более успешно. Все стараются найти для инвестиций фирмы, которые дают устойчивую высокую прибыль. Просто у Баффета этот поиск чаще приводил к положительным результатам.

Интересно попытаться классифицировать, где же надо искать эти устойчиво прибыльные компании. И где их искать бессмысленно.

Проще начать с тех, где рассчитывать  на устойчивую прибыль хоть на какую-то приличную перспективу бессмысленно. Такого рода фирмы и отрасли Баффет называл (лень искать его точное определение, но по смыслу – ручаюсь) «несчастные бизнесы». Выращивание цитрусовых, производство бумаги, маек-футболок, производство мебели, производство канцтоваров, майонеза, металлопроката,  открытие очередного китайского ресторана, контора по бухгалтерскому обслуживанию компаний (если там не работает супергений бухучета), небольшой магазин продуктов для обслуживания ближайшего квартала, мастерская ремонта обуви, производство метизов, да и автопром, если это не Бентли и Феррари, - это все те виды фирм и компаний, в которые Баффет никогда не инвестирует. Все эти и еще тысячи подобных бизнесов никогда не принесут стабильной долговременной прибыли.

Если проанализировать все эти виды «несчастных бизнесов», то мы заметим, что они образуют вообще-то основу экономики. Как в смысле числа занятых, так и в объемах производства основных товаров и услуг.  В этих фирмах и компаниях люди стараются до предела сократить затраты, сделать свою продукцию максимально дешевой. Они увеличивают продолжительность своего рабочего дня до предела. Но даже и при этом они  работают на границе рентабельности, получая в иной квартал убытки, а в иной – ничтожную прибыль. Все это – безусловно заслуживающие уважения «Hard working people»- тяжело работающие люди, которые создают основу благосостояния своей страны.

Приведу один маленький пример. Когда я жил в Торонто, рядом с нашим домом был небольшой русский магазин. Его владельцы – семья русских эмигрантов. Папа – директор, экспедитор, водитель и грузчик. Мама – кассир, уборщица и главный продавец (возможно и бухгалтер). Дочь, когда не в школе – продавец, уборщица, фасовщица. Когда они спали, я не знаю. Часов в 5-6 утра уже надо завозить товар. Магазин работал с утра (часов с 8-9, точно не помню) и до 10-11 вечера. Без выходных! Об отпуске эти люди, естественно, и не мечтали. Болеть нельзя, некому работать. Они ходили по магазину как сонные мухи. Их лица были серого цвета, они практически не бывали на улице. Потом, приехав года через два, я увидел в этом магазине уже другую русскую семью. Те, первые, не выдержали. Но, уверен, и у новых хозяев дела пойдут не особенно. Чем они могут выделиться из массы других русских магазинчиков? Только снижением цены. Для этого надо снижать затраты. Чтоб не платить наемным работникам, надо делать все силами своей семьи. Есть эти силы или нет. Чтобы дешево купить продукты, надо платить за них сразу, а не брать на реализацию. А где взять деньги? А если срок товара истек? Приходится «химичить». И все в таком духе. Вот что такое «несчастный бизнес». И, главное, он не имеет перспектив.

Только ценовая конкуренция. Рынок покупателя. Полная информированность покупателей о сравнительных ценах в разных магазинчиках. И полная информированность всех такого рода бизнесов о точках и ценах поставки товаров. Короче, все те предположения, которые делает классическая экономическая теория равновесия, все они реализуются на практике в этих «несчастных бизнесах». И блестящее подтверждаются выводы классической теории, что в рыночной экономике прибыль стремиться к нулю. Поэтому, когда некоторые ученые говорят, что классическая и неоклассическая теории – это выдумки абстрактных схоластов, я не могу согласиться. Нет. Такая экономика существует. И ее очень много. Посмотрите вокруг себя. Зафиксируйте предметы, которые вам попали на глаза. Очень многое из того, на что упал ваш взгляд, производится именно этими «несчастными бизнесами». Карандаш. Ручка. Чашка. Калькулятор. Стол. Стул. Электролампочка. Книга. Рамка для фотографии. Кусок говядины. Яблоко. Картошка. Компактдиск. Дырокол. Степлер. Канцелярские скрепки. Диван.

Вообще-то почти все базовые товары, которые составляет основу существования человека, почти все это относится к тому, что я называл ранее «традиционными товарами и услугами». И все это производится именно «несчастными бизнесами». Эти бизнесы почти не приносят прибыли владельцам. Зато дают очень хорошие цены покупателям. Все эти бизнесы обладают рядом свойств:

- Их технологии давно отработаны и очень мало надежды, что может произойти что-то действительно революционное в этих областях.

- У них, как правило (но не всегда), невысокий «входной порог». Инвестиции, которые необходимы для старта нового бизнеса в этих технологиях, невелики. Поэтому велика конкуренция.

- Имеется много продавцов аналогичного товара или услуги.

- Ценовой характер конкуренции. Продукт или услуга (кроме откровенно плохих) обладает сходными характеристиками качества у всех производителей. Поэтому ключевым фактором выбора для покупателя является только цена.

- Рынок насыщен данным товаром.

С развитием глобализации и свободной торговли конкуренция среди традиционных товаров и услуг существенно усилилась. Поскольку сейчас конкурируют не только продавцы внутри страны, а все продавцы на земле. Причем ВТО, свободная торговля и другие подобные придумки богатых стран, только усилили конкуренцию.

Однако есть и другие виды бизнеса, которые в неоклассическую модель экономики совсем не укладываются. Это, например, олигопольные и монопольные товары и рынки. Почему они возникают? Почему сюда не проникает масса конкурентов? Почему эти новые конкуренты не превращают рынки в классические бесприбыльные? Причин может быть много:

- Высокие входные барьеры. Не каждый способен инвестировать в создание новой компании, производящей, скажем, гражданские или военные самолеты.

- Сложные, постоянно развивающиеся технологии. Мобильная связь. Производство смартфонов и коммуникаторов.

- Естественные монополии. Трубопроводы, ж/д магистрали, системы водоснабжения.  

- Системы государственной важности: госмонополии. Производство передовых вооружений, например.

- Авторское право, которое закрепляет монополию автора (на определенное время).

- Уникальные бренды. Например, «Мерседес» или «BMW». Они отличают продукцию данного производителя от аналогичной продукции других фирм как особо надежную или престижную.

- Высоко зарегулированные, защищаемые рынки. Те, что регулируются государством с особой тщательностью, ограничивая сюда приток новых игроков. Финансы, ценные бумаги, производство лекарственных или, в особенности, наркотических веществ.

- Фирмы, потребителем продукции которых, является исключительно или в основном государство: производство армейской формы одежды, например, или производство навигационных систем для госнужд, или программное обеспечение систем наведения баллистических ракет.

- Очень крупные фирмы, размер которых дает им возможность применять специальные технологии производства и продаж. McDonalds, Wal-Mart, Home deport, Metro,  General Electric, Pfizer, Сбербанк.

Как вы думаете, какие из этих фирм все же «отбракует» Баффет?

Во-первых, ему, думаю, не понравятся фирмы, ведущие «игры с государством», если только у этих фирм в игре нет заведомой позиции сильнейшего игрока. Чаще всего (за некоторыми исключениями) в этих играх правила игры диктует один из игроков. И этот игрок – государство. А когда один из игроков сам определяет и правила игры, то игра становится предельно опасной для другого. Так было в России с нефтянкой.

Фирмы же эксплуатирующие технологические достижения (например, фармацевтические гиганты) или фирмы, эксплуатирующие авторские права (если они представляют долговременный интерес) – очень достойные для пристального внимания инвесторов объекты.

Вот эти фирмы, имеющие конкурентное преимущество не в том, чтоб снизить цену до почти нулевого уровня прибыли, а совсем в других вещах: монопольное положение (дом на Манхеттене или в центре Москвы, например), уникальный продукт (непревзойденное средство снижения веса в фармацевтической фирме, например), революционная технология (лазер когда-то). Эти особенности позволяют таким фирмам получать устойчивую очень высокую прибыль. Так Pfizer имеет чистую (после налогов) прибыль в районе 20 центов на каждый доллар продаж. Это вам не русский магазин в Торонто!

К сожалению или радости (в зависимости от того, с какого конца вы на это смотрите: от производителя или от потребителя), такие преимущества не даются Богом навсегда. Раньше или позже они исчезают. Конечно, Макдональдс – самая крупная фаст-фуд компания в мире – обладает таким преимуществом, как размер. И ее очень непросто в этом смысле обогнать. То есть она будет обладать этим преимуществом очень долго. Но не обязательно вечно. Нокиа ведь была безусловным лидером отрасли сотовых телефонов около десятка лет. И при этом, очень крупной фирмой. Но сегодня она далеко не лидер. Филипс и Бош были полвека назад олицетворением технологического прогресса. А сегодня никто не вздрагивает при произнесении этих богоподобных когда-то имен.

То есть инновационные технологии и продукты постепенно переходят в разряд «традиционных продуктов». А фирмы, имеющие монопольное (в разных смыслах) положение на рынке, обладающие этими технологиями и продуктами будут переходить в категорию «несчастных бизнесов», если они не будут осваивать новые технологии и продукты. Таким путем идет технический прогресс в экономике.

Все это достаточно очевидные утверждения, не претендующие на новизну. Но вот о борьбе экономических школ: кейнсианство хорошо работает в инновационной части экономики, а классическая либеральная школа применима к экономике «несчастных бизнесов». Может поэтому ни одна из них никак не победит другую? Может быть, надо просто применять разные методы для разных рынков? И может быть, не надо банкам, например, жаловаться на нерыночное вмешательство государства в их деятельность после того, как они взяли огромные деньги на спасение от банкротства? И вообще, после того, как они стали работать в абсолютно зарегулированной области экономики, опирающейся на мощь государства.

И о Китае. Почему Китаю удался переход к рынку со столь победным результатом, а России – со столь плачевным? Может быть (кроме всего прочего) потому, что Китай отпустил вожжи и отдался на волю рынка прежде всего в «несчастных бизнесах»: кооперативах, мелком производстве, сельском хозяйстве, - где сам Бог велел (и классическая экономическая теория равновесия тоже велела). А крупную промышленность  он вполне по-кейнсиански регулировал централизованно. А у нас в России почти сразу на приватизацию и залоговые аукционы пошли. То есть использовали либеральные методы в той области, где лучше работают кейнсианские.

Subscribe

  • Как реализуются прогнозы?

    Выполнил домашнее задание, которое мне посоветовал сделать Ilya Roslyakov в комментарии к моему посту «Чистый proof». Он посоветовал…

  • ЧИСТЫЙ PROOF

    К вопросу о бессмысленности попыток переиграть рынок с помощью одиночного отбора акций. Два с половиной года назад, 21 декабря 2018 года, когда…

  • Отчёт за 3,5 года: не так плохо пока

    Прошло полгода 2021. Как всегда, буду делится результатами. В последнее время опять слышу довольно много строгой критики со стороны…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments