May 28th, 2012

На Вишере

Мое понимание текущего момента

Умный парень, Леонид Волков из Екатеринбурга сформулировал гораздо точнее меня то, что я твержу давно: 

leonwolf в Мое понимание текущего момента
Как-то вдруг сформулировал для себя. Сразу обо всем по чуть-чуть. Если угодно, мой манифест, он же и кредо. 

1. Несмотря на то, что нам кажется, что политическая жизнь бурлит (а бурлит, на самом деле, может быть у 1%), главная проблема современной России осталась прежней. И ничего пока никому с ней не удается сделать - вот уже почти 20 лет, года примерно так с 1993-го. И эта проблема - вовсе не Путин. Эта проблема заключается в том, что, по большому счету, всем всё пофиг. Политика никак не касается нормального человека, нормальный человек твердо знает, что от него ничего не зависит. (Не думает, а именно знает; это знание закреплено многочисленными наглядными примерами). 

2. Вина Путина в первую очередь не в коррупции, непотизме или бряцании оружием, а именно в том, что главная проблема остается неотрефлексированной, не осознанной - намеренно или нет. (Думаю, намеренно, но с точки зрения последствий - в принципе-то без разницы). Государство поощряет патерналистские ожидания у граждан, берет на себя все новые и новые социальные обязательства, все более и более централизует экономику, оставляет гражданам все меньше и меньше возможностей для участия в принятии решений. И при этом показывает на наглядных примерах, что попытки участвовать в жизни общества и что-то менять ни к чему хорошему не приводят, а вот встраивание в "вертикаль" - вполне даже. Паттерн поведения "мне пофиг, моя хата с краю, а если бы я и хотел что-то изменить, так у меня б ничего не вышло" закрепляется день за днем, год за годом. Коррупция, непотизм и неуставное применение бутылок от шампанского являются лишь простым и очевидным следствием этого паттерна. 

3. При этом очень многие проблемы, порожденные ситуацией "всем всё пофиг", одинаково неприятны не только для общества, но и для власти. Когда в Москве утверждают конкретный список дворов, которые будут ремонтироваться в Екатеринбурге, они не могут не понимать, что делают ерунду, и что следствием этого будет крайне неэффективное расходование средств; что отремонтируют кучу дворов, которые и так в порядке, и не отремонтируют многие из тех, которые действительно требуют ремонта. Им самим этого не надо - люди гораздо более охотно будут голосовать за власть, если та будет ремонтировать правильные дворы. Но они и не могут иначе - потому что никаких разумных механизмов для того, чтобы местное сообщество само отобрало и обосновало правильный перечень подлежащих ремонту дворов в современной России не существует. На общественные слушания никто не ходит, свои интересы никто не отстаивает - не считая, может быть, небольшой кучки откровенных "городских сумасшедших", которые все равно не в состоянии ни до чего разумного договориться.   

4. Короче говоря, противостояние моделей государственного устройства идет и будет идти отнюдь не по линии "коммунисты-демократы", отнюдь не по линии "либералы-консерваторы", не по линии "европейцы-азиаты" и даже не по линии "не врать и не воровать - жулики и воры". Речь идет о противостоянии "патерналистской" модели (государство для того, чтобы решать наши проблемы), и, если угодно, "партисипативной" (все проблемы вокруг нас - наши проблемы, и если мы их не решим, то никто не решит). Партисипативная модель - это когда значительное количество граждан считает правильным, важным, достойным занятием активное участие в процессах выработки и принятия решений, имеющих отношение к общественным интересам. Ну или другими словами, когда многим не пофиг. 

5. Проблема современного перехода к постиндустриальной экономике заключается в том, что патернализм - обречен. В условиях глобальной, всемирной конкуренции, он слишком очевидно неэффективен. Процессы современной экономики слишком сложны, чтобы быть управляемыми небольшим (а тем более, большим, раздутым, с непомерными накладными расходами на бюрократию и коммуникации) государственным аппаратом, без подключения к процессам выработки и принятия решений широких слоев заинтересованных граждан, пресловутого "креативного класса". Но пока что патернализм выигрывает во всех сферах общественной и политической жизни с разгромным счетом. Еще бы - на его стороне огромный исторический гандикап; наше общество всегда жило так, без сколько-нибудь значимых отклонений от патерналистской модели на протяжении всей своей истории. (Это, понятное дело, вовсе не означает того, что она эффективна или единственно возможна. Но когда ты родился слепым, представить себе ощущения зрячего очень трудно). 

5. Поэтому не существует никакого решения всех проблем в один этап. Никакая политическая сила не сможет быстро изменить ситуацию в стране. Изменение должно происходить в два этапа. Первый этап - существенно увеличить толщину слоя людей, которым не пофиг; второй этап - завоевать популярность для своих идей и программных установок среди этих людей. (Кстати, успех на первом этапе сам по себе ничего не гарантирует на втором - тот, кто вложит все силы в первый этап, вовсе не обязательно сможет оказаться основным бенефициаром второго. И сможет себя успокаивать лишь тем, что бенефициаром окажется Россия в целом). 

6. Арсенал средств, направленных на повышение степени участия гражданина в общественной жизни, в принципе хорошо известен. Закрепление новых паттернов всегда происходит на положительных примерах. Если у человека один раз что-то получилось, он с гораздо большей вероятностью будет пытаться снова поступать таким образом, который привел его к успеху. (И обратно. Поэтому глобальная неудача - по гамбургскому счету - зимней протестной волны, очень многих, конечно, еще больше укрепила в понимании, что "надо было сидеть и не высовываться"). Чтобы повысить вероятность успеха в каждом конкретном случае, лучше предлагать дела и проекты, которые могут быть успешными быстро и локально, и положительный зримый эффект которых будет сразу ощутим. Постепенно наращивать дозу. 

7. Это принято называть, обычно, "политикой малых дел", но "политика малых дел" ни в коем случае не является и не должна являться самоцелью. Это одно из средств (достаточно эффективных) для того, чтобы выдергивать человека из состояния "всё пофиг". Но все время надо помнить, что "политика малых дел" ценна не сама по себе, а в контексте растормашивания как можно большего количества людей.

8. Это забег на очень длинную дистанцию (и всегда им был). Мне очень нравится такая метафора: если мы узнаем, что к Земле летит здоровенный астероид, и курсы пересекаются, то при современном уровне развития науки и техники есть, в принципе, две стратегии. Можно построить здоровенную пушку, и попытаться одним выстрелом разнести его в клочья. Однако, наши технологии весьма несовершенны, и есть очень значительный риск, что не получится. Гораздо надежнее, пользуясь тем, что обнаруживать угрозу мы можем уже довольно-таки заранее, вывести и подвесить на его орбиту искусственный спутник значительной массы; тогда за время полета астероида к Земле, его орбита заведомо отклонится достаточно, чтобы он разминулся с нашей планетой на безопасном растоянии. Один выстрел из здоровенной пушки в декабре-марте прошел, в значительной степени, мимо цели (да и пушка была так себе), вторая стратегия гораздо менее ярка и красочна и куда более долгосрочна, но даст гарантированный результат. 

9. "Политика малых дел" - это вовсе не только (и не столько) покраска скамеек во дворах. Это создание всевозможных success stories на местном уровне, будь то истории, связанные с местными выборами, публичными слушаниями, точечными застройками или ЖКХ. Это просвещение, информирование, вовлечение в принятие решений. Общественные советы и общественные палаты. И так далее. И как сказано выше - важно, чтобы это не было связано с попытками непосредственно срубить на этом политические дивиденды; это потом - а пока что цель только в том, чтобы большему числу людей стало не пофиг. 

И я еще некоторое дополнение написал по итогам дискуссии. 

На Вишере

Экономика России садится на мель

Отсюда.


По оценке Минэкономразвития, ВВП в апреле вырос на 3,7% (к апрелю 2011 г.) после роста на 3,9% в марте (к марту 2011 г.). За январь — апрель ВВП увеличился на 4,6% (в январе — марте — на 4,9%).

Темпы роста экономики с учетом фактора сезонности второй месяц в отрицательной зоне: в апреле она сократилась на 0,1%, как и в марте, после роста на 0,3% в феврале (к предыдущим месяцам). Снижение в апреле обусловлено в основном спадом промышленности и инвестиций, говорится в мониторинге Минэкономразвития; мартовское снижение также было вызвано спадом промышленного производства, инвестиций и строительства. Тормозит и потребительский спрос: с февраля наблюдается замедление темпов роста оборота розничной торговли, которые в апреле оказались нулевыми (с исключением сезонного фактора).

Среднеквартальные темпы роста в январе — марте замедлились до 0,3% после 1,4% в двух предыдущих кварталах.

В апреле Минэкономразвития понизило прогноз роста ВВП в 2012 г. с 3,7 до 3,4%.

Сводный опережающий индекс Центра развития ВШЭ пятый месяц показывает практически нулевой рост. Замедление российской экономики в ближайшем будущем выглядит все более вероятным, отмечает Сергей Смирнов из Центра развития: главные факторы — стагнация внутреннего спроса на промышленную продукцию и тенденция снижения цен на нефть. Опросы руководителей промышленных предприятий, проводимые Институтом Гайдара, улучшения ситуации в промышленности не сулят, констатирует автор опросов Сергей Цухло: в мае прогнозы спроса опустились до 29-месячного минимума, продажи стагнировали.

Высокие темпы роста ВВП в I квартале, удивившие экспертов, были обеспечены потребительскими расходами, поддержанными ростом кредитования, предвыборными бюджетными тратами, высокой ценой нефти, а также низкой инфляцией, поддержавшей реальные доходы. В апреле резко изменилась ситуация на внешних рынках: признаки восстановления мировой экономики развеялись, снова возник «фактор Греции», цены на нефть пошли вниз. Потребительские расходы — локомотив роста в I квартале — также стали замедляться, несмотря на крайне благоприятный инфляционный фон. «Обширные признаки неизбежного замедления становятся все более очевидными», — пишут авторы мониторинга «РенКап-РЭШ». По их оценкам, в силу инерции рост ВВП в первом полугодии останется достаточно высоким — 4,6%, а по итогам года замедлится до 3%.

Надо отметить, что официальные методики расчета дают завышенный результат. Правильнее ориентироваться на сводный опережающий индекс Центра развития ВШЭ, который дает нулевой рост за 5 месяцев. Напомню, что 6 месяцев без роста считаются рецессией.