August 11th, 2012

На Вишере

Жизнь после кризиса: ответы на замечания (№2)

Второе возражение на мои писания о выходе из кризиса звучит примерно так:

«Ну, с того момента, где автор говорит, что надо рабочий день сократить до 4 часов и платить за это больше, чем сейчас за 8 часов, -  с этого момента начинается полный бред. Это получается, что если все будут мало работать и много зарабатывать, то кризис рассосется? Чушь полная! Чего тут рассуждать?»

Давайте, все же, порассуждаем.

Во-первых, это утверждение относится не к России. В России производительность труда втрое ниже, чем в США, и вдвое ниже, чем в Европе. Вдумайтесь: чтоб сделать то, что средний российский работник делает за 8-часовую смену, американцу надо работать 2 часа 40 минут. Куда уж нам сокращать рабочий день? У нас совсем другие задачи: повышать производительность труда. Речь шла именно о регионах с развитой экономикой, откуда и пошел кризис.

Во-вторых, 4 часа взяты мной совершенно с потолка, как яркая (может быть, чересчур) иллюстрация мысли, что уменьшение продолжительности рабочего дня – благо. Понятно, что сокращение всегда проводится постепенно: сначала – на 1 час.

Обратим внимание, что рабочий день  во времена дикого капитализма был 12 - 14 и более часов. Рабочие спали часто прямо на фабрике, иначе они бы просто не успевали выспаться. Затем рабочий день начал сокращаться, причем иногда – законодательными ограничениями. Дошел до 8 часов в день. И вот уже практически век как он перестал уменьшаться. При том, что производительность труда – росла (в США – в 3 раза только с 1960 года).

А теперь представьте себе, что вы космический разведчик с какой-нибудь Альфа Центавра, посланный на Землю изучать местную цивилизацию. 

Collapse )