September 14th, 2012

На Вишере

ФРС раздает наши с вами деньги направо и налево

Комментарий к информации о первом аудите ФРС.

Почему они так долго сопротивлялись аудиту? Потому, что совершенно бесконтрольно, в тайне от своих налогоплательщиков, не говоря уже о нас с вами, раздавали деньги направо и налево триллионами чисто по своему вкусу и предпочтению. ФРС не отчитывалась по этому поводу даже перед Конгрессом США.

Леман бразерс завалили, не дали денег, а Морган Стенли, Голдман Сакс, Сити груп, Мерел Линч и Вэнк оф Америка решили спасти триллионными вливаниями. Под 0%!!! Бесплатно! И БЕЗВОЗВРАТНО! Почему так выборочно? А так захотели!

И то же с иностранными банками. Безвозвратное и бесплатное выделение денег системообразующему иностранному банку - очень мудрый ход. Ведь всегда можно потребовать этот триллион назад: прекрасное средство политического давления на страну. Ни один политик не хочет, чтоб при нем рухнула экономика, скажем, Британии. Смотри отчет: Barclays PLC (Соединённое Королевство) - $868 миллиардов, Королевский банк Шотландии (Британия) - $541 миллиардов, Банк Шотландии (Великобритания) - $181 миллиардов. Поэтому надо быть сговорчивее в переговорах по политическим вопросам.

А что им стоит? Даже бумагу печатать не надо. Кнопку в компьютере нажал и вуаля! 

Вот это и довело планету до катастрофы. Виртуальные цифры в компьютере не производят товаров, они фальшивки. Выпуская дополнительные доллары, ФРС просто уменьшает стоимость каждого уже циркулирующего доллара. Это налог не только на граждан США, это налог на население всего мира. На нас с вами. Ведь доллар - мировая резервная валюта. Резервы нашей страны наполовину представлены в долларе. (И только на 9% - в золоте).

И проводя бесконтрольную эмиссию и раздавая деньги своим любимчикам, ФРС уменьшает стоимость каждого доллара, а значит, и резервов всех стран, в том числе - России. А Россия, между прочим, заплатила за эти доллры невосполнимыми ресурсами (и не разводила при этом нефть водой). Отличная затея: залезть в карман ко всем жителям планеты, украсть у них деньги и раздать в трудные времена (которые по причине этой политики ФРС и наступили) некоторым финансовым гигантам, подчинив их себе экономически. За наш счет.

По логике, если доллар - мировая резервная валюта, то эмиссия ее должна согласовываться со всеми странами. Ага, сейчас! Даже со своим Конгрессом ничего не согласовывается. Но эта игра вот-вот закнчится. Она уже завела человечество в тупик. К огрмному сожалению, как всегда при крахе пострадают все, но виновники  - в наименьшей степени.
 
На Вишере

Мифы об Оксфорде. Записки студента

Оригинал взят у matveychev_oleg в Мифы об Оксфорде. Записки студента
Скажи «Оксфорд», и в голову лезет что-то из Ивлина Во вперемешку с «Гарри Поттером» — пятисотлетние газоны, трехсотлетние корпуса, твид и римское право. Анонимный выпускник старейшего университета мира написал для GQ текст о том, чему на самом деле учатся в Оксфорде.  

ИНСТРУКЦИЯ ПО ПОСТУПЛЕНИЮ

Моя рука сжимает листок с анонимным источником. Через сорок пять минут я должен буду держать по нему ответ перед комиссией из трех донов.

Я с трудом могу представить себе даже одного дона, но мое сознание наделяет этих существ клыками, щупальцами и перепончатыми крыльями.

Я понимаю, что это один из тех моментов, которые определят мою жизнь.

Место действия — Оксфорд. Время — середина нулевых. За тяжелой резной дверью проходят вступительные собеседования на факультет истории. Мне хочется ущипнуть не себя, а кого-нибудь другого, причем как можно больнее. Я начинаю сильно жалеть, что ввязался в эту авантюру. К тому же я воздержался от привычного ритуала с утра, и организм возмущенно требует тетрагидроканнабинола.

Кругом мрачно корпят над листочками мои непосредственные конкуренты, все как один — коренные англичане. Гулкий готический зал пропитан страхом.

Разумеется, я вообще ничего не знаю. Ни об источнике, который предстоит устно проанализировать, ни о правлении Карла I в целом. Мое смутное представление о мировой истории сводится к романам Юлиана Семенова и теории Гумилева о пассионарности. Еще меньше я знаю об Оксфорде. Мой отец — программист из Черноголовки, вот уже сколько лет работающий в интернет-кафе в Бирмингеме. В интернет-кафе.

И тут меня посещает божественное озарение. Я понимаю, что во всем зале нет ни одного представителя университета — одни перепуганные школьники, ждущие, когда их имя выкрикнут из-за двери. Я как можно спокойнее покидаю зал, пересекаю увитый плющом внутренний двор и, беспрепятственно выйдя на улицу, скрываюсь под вывеской Halal Food & Internet, продублированной арабской вязью. За полчаса в «Гугле» я успеваю найти всю основную информацию о Карле I, идентифицировать анонимный источник и усвоить вызванную им полемику между историческими школами. И вернуться к резной двери в тот самый момент, когда из-за нее слышится мое имя.

Через неделю я получаю письмо на гербовой бумаге об успешном зачислении в Оксфорд.

ОБРЕЧЕННЫЙ НА СЧАСТЬЕ

Какое-то время я еще горжусь тем, как ушлое дитя постсоветской реальности обвело вокруг пальца учреждение с тысячелетней закалкой. Разумеется, я ошибаюсь: сработали совсем другие механизмы. Чтобы объяснить, какие именно, нужно рассмотреть внутреннюю механику университета, скрытую от посторонних глаз.

Сразу отбросим аспирантов — они не являются частью оксфордского микрокосмоса. Жизнь аспиранта в Оксфорде мало отличается от жизни его собратьев по всему миру и состоит из одиночества, мастурбации и сизифова труда по болезненно узкой теме, плоды которого пять лет спустя прочитают по диагонали полтора преподавателя. Подавляющее большинство оксфордских аспирантов — иностранцы, загнанные в резервации и плотно сидящие на антидепрессантах. В столовых они сбиваются в унылые, плохо одетые стайки и трапезничают отдельно. Студент, желающий после окончания бакалавриата продолжать учиться, воспринимается как фрик. Казалось бы, почему, ведь именно аспиранты, а не студенты являются авангардом научного сообщества? Да потому, что при всех бесспорных научных заслугах подлинная миссия оксфордского образования — не академическая, а культурно-политическая и воспитывает не ученых, а кадры. Дипломатов, светских львов, банкиров, юристов, высшие армейские чины. Оксфорд — в первую очередь, инкубатор по воспроизведению английской элиты, окончательно заточенный в XIX веке под бесперебойное обеспечение Британской империи управленцами и претерпевший с викторианских времен скорее косметические изменения. Действующий глава университета — последний британский губернатор Гонконга. За последние сто лет 10 из 17 премьер-министров Великобритании окончили Оксфорд. Зачем управленцу аспирантура и шапочка-конфедератка с кисточкой? У него есть диплом бакалавра и пробковый шлем.  

  Остаются студенты. Традиция учит, что пробковые шлемы должны быть укомплектованы не просто светлыми головами, но светлыми аристократическими головами англиканского вероисповедания. Всё прочее — не более чем уступки реалиям деградировавшего внешнего мира, постепенно навязавшего Оксфорду католиков, нуворишей, отпрысков колониальных царьков, женщин, безбожников, цветных, средний и даже рабочий классы. Но по сути традиция сохраняется: вся система обучения и времяпрепровождения до сих пор целиком подстроена под дворянство, составляющее на сегодняшний день около 50 % учащихся.
Collapse )