November 10th, 2012

На Вишере

Вседозволенность власти: три причины, одна из которых в нас самих


Роман Авдеев правильно высказался на Слоне.

Просматривая новостную ленту одного сайта, в разделе «Криминал» я прочел два новостных сообщения, которые можно было бы счесть почти анекдотическими, если бы не весь трагизм ситуации, которая сложилась сегодня в нашей стране в связи с проблемой реализации властных полномочий. 


Сначала на глаза мне попалась заметка, в которой говорилось о том, что в Челябинской области возбуждено уголовное дело в отношении 58-летнего главы Белоусовского сельского поселения Еткульского районаНиколая Ковалева. Глава сельской администрации, который находился за рулем автомобиля в состоянии сильного алкогольного опьянения, встретил на дороге 25-летнюю женщину, совершавшую спортивную пробежку. Ковалев пытался познакомиться с женщиной, но та не пожелала с ним общаться, и тогда «сельский голова» укусил женщину, а затем придушил ее руками до обморочного состояния. По словам одного из свидетелей, чиновник кричал: «Я здесь власть, а потому решаю, кому и где можно бегать!» 

Другая новость, весьма схожая по содержанию, такова. В Москве молодая мать добивается возбуждения уголовного дела в отношении 33-летнего судьи Дениса Коровинских (из Одинцовского городского суда Московской области), который выстрелил из пистолета в ответ на просьбу соседей убавить громкость музыки. В итоге двухлетний мальчик лишь чудом избежал ранений. 

И это новости только одного дня – 6 ноября 2012 года. Хотя все мы уже почти привыкли к тому, что чуть ли не ежедневно в новостных сводках мелькает множество подобных историй. 

Большинство наших сограждан, узнав об очередном подобном факте, почти всегда разражаются праведным гневом по поводу окончательно потерявшей не только совесть, но и страх чиновничьей братии, что, надо заметить, справедливо. Одновременно неменьшая порция гнева обрушивается и на верховную власть в стране – как породившую произвол тех, кого она встроила в свою вертикаль, и неспособную их унять. И в этом тоже есть немалая доля истины. 

Но у данного явления есть еще одна – третья сторона, и вот о ней-то у нас чаще всего, к сожалению, не задумываются. А между тем основная проблема заключается в том, что проблема практически полного отсутствия культуры власти – это не порок, присущий одним лишь нашим чиновникам, а проблема всей страны, всего народа, которую можно считать чертой нашего общего менталитета. 

Во-первых, сама власть почти всегда в России воспринималась и воспринимается как полная и ничем не ограниченная (разве только вышестоящей инстанцией) вседозволенность – так, будто на Руси ничего не изменилось со времен ордынского ига. Глава Белоусовского сельского поселения всем нам это наглядно продемонстрировал. 

Во-вторых, власть представляется как некий бонус чиновнику, дарующий ему безнаказанность, уход от ответственности за свои деяния, которую должны нести лишь те, кто находится вне истеблишмента. И очевидно, судья Одинцовского горсуда в этом столь свято убежден, что не замечает элементарного: та форма власти, коей он причастен – судебная, – все же обладает некоторой спецификой, которая налагает на ее носителя некоторые обязательства и ограничения – например, невозможность взять в руки оружие. Как же нужно было уверовать в собственную неподсудность, чтобы забыть хотя бы об элементарной осторожности?! 

Мне могут все же возразить, сказав, что подобное восприятие власти свойственно лишь тем, кто попал в ряды бюрократии и за время пребывания в них сформировал в себе именно такое представление о своих властных полномочиях. Но я неслучайно привел пример с главой уральского села – чиновничество такого уровня буквально лишь на какой-то вершок поднялось по отношению к остальной массе народа. И тем не менее он уже ведет себя в своем сельском поселении как глава хунты в какой-нибудь банановой республике. Почему? Да потому, что не только сами чиновники, но и подавляющее большинство наших сограждан смотрят на власть именно так – как на счастливую возможность обрести вседозволенность и безнаказанность. Ради этого во власть и идут, алчут и домогаются ее! 

Мы клянем наших власть имущих и ждем, когда на смену им придут другие, лучшие. Но мы не хотим признать очевидного: новые будут точно такими же (если не сразу, то чуть погодя, когда освоятся и заматереют), потому что все мы, в сущности, смотрим на власть одинаково. Нет в нас понимания того, что власть прежде всего ко многому обязывает того, кто ее принимает. Мы забыли, что такие выражения, как «бремя власти» или «слуги народа», – это не просто метафоры. Мы опошлили их и перестали воспринимать их подлинный смысл. 

Удивительно, но даже те, кто презирает власть, кто ни за что не хотел бы войти в нее, мыслят, в сущности, точно так же, как и те, кто мечтает об этом. Для нашей фрондирующей интеллигенции власть априори является аморальной, они не допускают возможности бытия власти, которая была бы совместима с нравственным началом. 

Есть ли из этого тупика выход? Не знаю. Быть может, и есть, но отнюдь не сиюминутный. И только при одном условии: нужна реальная многопартийность – хотя бы на региональном уровне. Только в условиях политической конкуренции чиновники постепенно начнут утрачивать веру в свою вседозволенность и путать власть с произволом. Увы, политическая культура, культура власти формируется крайне медленно. Но надо же с чего-то начинать. Иначе нас ждут времена, по сравнению с которыми период феодализма будет казаться приятным.
На Вишере

Макаревич: ну его, Путина, поговорю-ка я с народом

Что-то сегодня все стали говорить очень правильные вещи и практически одними словами. Вот и Макаревич вслед за Авдеевым (а может и в обратном порядке) говорит очень правильно и практически теми же словами. Поскольку я твержу это уже давно, то обязан перепостить.

Лидер группы «Машина времени» по-прежнему очень переживает за судьбы родины. Если помните, в начале августа Макаревич обратился с открытым письмом к Путину по поводу коррупции. Самое удивительное, что президент даже ответил, хотя ответ был, прямо скажем, вежливой формой посыла: мол, пусть бизнесмены не дают взяток, тогда и чиновники не будут брать. Жалко, не сказал: «Я со своей стороны обещаю, не беру». Макаревич тогда только развел руками. 

А недавно Андрей Вадимович слез с печи вернулся с очередных гастролей, огляделся и понял, что все стало еще хуже. Во всяком случае, не лучше. Но поскольку к президенту обращаться бесполезно, то, ничтоже сумняшеся, Макаревич решил написать отрытое письмо народу, точнее, гражданам РФ, каковое послание опубликовала сегодня газета «Московский комсомолец». В общем, получив отлуп от Путина, музыкант предлагает смириться с его существованием и работать над собой. Редакция Slon, которая, как и Макаревич, за все хорошее и против всего плохого, с удовольствием перепечатывает его обращение к нам. 
ДАВАЙТЕ ПОПРОБУЕМ ПРИ ПУТИНЕ
ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ГРАЖДАНАМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Некоторое время назад я написал открытое письмо нашему президенту не утерпел. Получил массу отзывов  кто-то выражал горячую поддержку, кто-то смеялся над моей наивностью. Даже сам президент ответил (я не ожидал)  посоветовал следующее письмо адресовать российским бизнесменам, чтобы они сами чиновников на взятки не провоцировали. Присмотрелся я к бизнесменам (к тем, что еще не уехали) и понял, что кроме банального «держитесь!» мне им сказать нечего. Но я сейчас не о них. И не о президенте.
Давайте представим себе невозможное: включаем мы завтра телевизор, а оттуда Владимир Владимирович Путин, прямо как Ельцин, который его когда-то привел, говорит: «Россияне, устал, ухожу. Работал, сил не щадя, сделал все, что смог, ухожу. Всем спасибо, все свободны».
И что?
Думаете, с этого дня жизнь у нас пойдет по-другому? И милиция (простите, полиция  какая разница?) перестанет нас грабить и прессовать, а начнет, наоборот, защищать? А чиновники бросят пилить бюджет и делить откаты и займутся своими прямыми обязанностями, которые у них, видимо, есть? А врачи перестанут тянуть деньги из несчастных больных и займутся их лечением? И «Скорая помощь» не будет возить пассажиров за пять тысяч по встречной с сиреной, а поспешит на помощь тем, кому она необходима? А священники прекратят благословлять на подвиг православных штурмовиков и начнут лечить наши души? И депутаты перестанут смешить нас и позорить страну, и займутся тем, для чего их выбирали? И суды начнут судить по закону, а не по велению сердца и звонку неизвестно откуда?
И если вы действительно думаете, что так все и будет,  может, попробовать уже сейчас, при Путине? Он ведь не давал указаний ментам нас обирать, чиновникам  воровать, депутатам  валять дурака. Про суд умолчу.
И не надо надувать щеки и кричать о патриотизме. Патриотизм – это любовь к своей родине. Невозможно ненавидеть друг друга и одновременно любить родину. Потому что родина  это не власть, не государство, не березки в поле. Родина  это мы с вами. Я, ты, он, она. И пока мы не перестанем унижать и грабить друг друга, тащить сами у себя, пока не научимся любить и уважать себя и окружающих  никто и ничто нам не поможет. Ни господь бог, ни патриарх, ни координационный совет.
Даже Путин.