July 18th, 2013

Мегаполисы и городки

Очень хорошая статья про архитектуру и жизнь. Полностью согласен!




Вадим Штепа
Барад-дур или Гардарики?
Арка «Ворота Запада». Сент-Луис, США
Недавнее интервью известного японского архитектора Тойо Ито носило довольно эпатажное название «Само понятие города скоро исчезнет». Хотя в целом он говорил скорее об отмирании мегаполисов:

«В крупных городах мы видим, что пространство интернационализировалось: мегаполисы практически неотличимы друг от друга. Я считаю, что региональные культурные и исторические особенности должны быть переданы в архитектурных решениях, нужно научиться выражать дух места... Вплоть до сего момента люди чувствовали притягательную силу только больших городов, а региональные маленькие города могли восприниматься даже в отрицательном ключе — как захолустье и так далее. Я считаю, что это должно меняться. Необходимо пропагандировать индивидуальную силу региональных городов, и надо придумать, как именно это делать. И уже тогда, я уверен, будут появляться новые тенденции в городском планировании и в архитектуре»

                                                Практически ту же мысль двумя годами ранее высказал британский специалист по урбанистике, автор книги «Креативный город» Чарльз Лэндри:

«Некоторые думают, что чем больше город, тем он важнее, и что самые крупные по численности населения города исторически являются самыми важными. Это уже неверно. Города с самой большой численностью населения — такие как Сан-Пауло, Мехико, Дакар и другие — не являются самыми важными городами планеты. Цюрих — очень маленький, но очень важный город. Франкфурт — очень маленький (меньше миллиона жителей), но очень важный город. Необязательно быть большим, чтобы быть важным. Это просто мания величия»

Оба эксперта рассуждают о трендах постиндустриального мира, где гигантские человеческие сосредоточения уже перестают быть синонимами «прогресса». Развитие телекоммуникационных технологий делает все более бессмысленными офисные столпотворения. Программисты и люди творческих профессий в Европе и Америке все чаще предпочитают жизнь в небольших зеленых городках ежедневному стоянию в автомобильных пробках. (Здесь «классика жанра» — 50-тысячный Редмонд у канадской границы, в котором располагается штаб-квартира Microsoft.)

Нынешнее разрастание мегаполисов в Азии и Латинской Америке свидетельствует о том, что эти страны еще проходят индустриальную стадию, которая заставляет население сосредотачиваться вокруг крупных производств. Сюда же можно отнести и РФ, точнее — бесконечно расширяющуюся Москву, где сосредоточены штаб-квартиры российских сырьевых монополий. Выйти в постиндустриальную стадию Москве помогло бы вынесение этих штаб-квартир к местам непосредственной добычи сырья (Ямал, Уренгой и т.д.). Но, к сожалению, такие проекты не слишком популярны у московского «креативного класса».

Однако сохранение московского гиперцентрализма будет обессмысливать все мечты о полноценной европеизации этого города. (Пост)современная Европа все более строится на уникальных брендах городов и регионов вместо их модернистской унификации. А мегаполисы — это именно унификация. Рассказы Гиляровского о «Москве и москвичах» посреди нынешних однотипных торговых центров — уже какая-то нездешняя экзотика...

Тем не менее, сегодня именно архитектура часто становится острым политическим вопросом. Это ярко доказывает — никакой одномерной «глобализации» на самом деле нет, а есть «глокализация» (Роланд Робертсон) — сложное переплетение глобальных тенденций и локальных идентичностей. Человек в глобальном мире, как ни странно, начинает все более ценить привычную, локальную среду обитания.

Громкие турецкие события начались с выступлений против вырубки стамбульского парка Таксим-Гези. Перестройка в Петербурге (тогдашнем Ленинграде) началась в 1987 году с общественных протестов против сноса гостиницы «Англетер». А недавно питерскому градозащитному движению удалось отстоять облик своего города от возведения на Охтинском мысу нелепого «газоскреба» («Газпром-сити») И сегодня регионалисты выступают за создание там, где некогда стоял «допетербургский» Ниеншанц, городского археологического парка. Подобные выступления в защиту своей архитектурной специфики проходят в Карелии и многих других регионах.

Такие общественные настроения вряд ли можно назвать просто «данью архаике». Скорее, это показатель того, что устарела именно архитектурная унификация, свойственная мегаполисам ХХ века. Для тех, кто думает о своих уникальных региональных брендах (т.е. живет сознанием XXI века), одинаковые стекложелезобетонные коробки уже не ассоциируются с «современностью».

При этом защитники архитектурной идентичности, как правило, ничего не имеют против современных строительных технологий. И здесь можно было бы поспорить с Тойо Ито, который иногда противопоставляет «органичность» и «технологичность». Например, финский городок Порвоо и поныне преимущественно деревянный. Однако все его здания — не какие-то «памятники», с которых надо сдувать пылинки, но обычные жилые (живые!) дома, внутренне полностью модернизированные. Поэтому город ничуть не смотрится «ветхим» — а наоборот, выглядит красочным и вполне современным, сохраняя свое уникальное лицо и ломая стереотипы о «современности» как о чем-то небоскребно-пластиковом. Именно такая городская политика постоянно привлекает туда множество туристов.

Кстати, еще один интересный финский опыт. Арку «Ворота Запада», стоящую в американском Сент-Луисе и символизирующую пересечение первопроходцами Миссисипи, сконструировал Ээро Сааринен. Этот монумент и поныне остается крупнейшим в США. Финский архитектор победил в конкурсе, потому что сумел предложить уникальный проект, сочетающий высокие технологии и природную лаконичность. Арка символизирует прорыв к новым пространствам, и в то же время — радугу начала новой эпохи. По проектам Сааринена построены также здание Вашингтонского аэропорта им. Даллеса, которое напоминает крылья птицы, и каток в Йеле, похожий на огромного кита.

Так что все города, вопреки экспрессивному заявлению Тойо Ито, вряд ли исчезнут. Скорее, мы стоим перед началом нового исторического цикла, когда многополисная структура (Гардарики скандинавских саг) вновь возьмет верх над башней Барад-дур — символом столицы имперского Мордора. Кстати, еще интересно заметить, что столица США визуально совсем не похожа на какой-то «мордорский» мегаполис — напротив, такие районы, как Джорджтаун, скорее напоминают симпатичный среднеевропейский городок.

Мегаполисы, центрирующие вокруг себя все пространство, неизбежно воспроизводят имперскую модель «столица-провинция». Но развитие сетевого общества в США, Японии
и других развитых странах постепенно разрушило этот централизм. И лишь в России (единственной из стран G8) эта модель все еще объединяет власть и оппозицию. Одни выступают за вечное пребывание нынешних правителей в Кремле, другие стремятся сами туда въехать — но все это лишь конкуренция за имперское «кольцо всевластия», а не уничтожение его...



Пастухов: Россия на краю пропасти

Очень сильная статья в Новой Владимира Пастухова. Советую читать полностью и внимательно.

Стоящие на краю русской бездны не ощущают отсутствия дна. Им не хватает глубины воображения. Там, за пределами воображения, сегодня происходит тектонический сдвиг культурных пластов, равного которому по мощи и значению в России не было несколько десятилетий, а то и столетий. Возможно, совсем скоро колебания культурной почвы достигнут поверхности социальной и политической жизни, и тогда Россия вздрогнет от удара такой силы, какого не было со времени окончания Второй мировой войны.

Несмотря на громкие предупреждения политически активного меньшинства, «определяющее большинство» полагает, что реставрационная политика Владимира Путина не зайдет слишком далеко, а политические репрессии будут носить локальный характер и остановятся на приемлемом для элиты уровне.



Все ждут от Путина, что и дальше будет «как сейчас», — тошно, но терпимо.


Collapse )

Реакция

Оригинал взят у dolboeb

Алексею Навальному дали 5 лет лагерей, Петру Офицерову — четыре.

К сожалению, ничего другого я и не ожидал, учитывая и весь задействованный против Навального силовой ресурс, и красивый жест Собянина по обеспечению «плюрализма» на выборах мэра Москвы.

Надеяться, конечно, можно и нужно.
Но важно понимать логику поведения всех тех жуликов и воров, уютный бизнес которых по распилу России в последние годы разворошил Навальный. Им не до тонких схем, не до трёхходовок, не до имиджа. Им всем нужно ровно две вещи. Чтобы он замолчал, и чтобы мы испугались.

Реакция

Оригинал взят у naganoff
KMO_088197_167604_1_t210

Всё. Теперь у меня не осталось совершенно никаких сомнений - революция в России будет. Это неизбежно. Это - судьба. Просто констатирую факты.

Реакция

Оригинал взят у ladrador в Театр абсурда
Смотрю на сайте РАПСИ оглашение приговора Алексею Навальному. Судья Блинов уже вошёл в историю с решением, согласно которому если ты получил продукции на 16 миллионов, а заплатил за это 15 миллионов 999 тысяч рублей, то считаешься укравшим 16 миллионов рублей и сядешь по ч.4 ст.160 УК.
РАПСИ: http://rapsinews.ru/judicial_analyst/20130718/268202998.html
twitter: #судвкирове

UPD
14:23 ЕКТ: Навальному 5 лет колонии, Офицерову 4 года колонии начиная с сегодня, взять под стражу в зале суда
Суки.

navalny 2013-07-18

Реакция

Оригинал взят у avmalgin в Приговор
Говорить, что дело Навального сфабриковано, неправильно. Если бы ему подбросили наркотики или оружие, это была бы фабрикация. Но они не стали ничего фабриковать. Они просто посадили невиновного. Посадили по делу, которого нет.

Нынешний путинский режим опирается на два обстоятельства: дремучесть и аморальность населения страны и безусловная поддержка Запада. Путин после оглашения приговора встретился в Москве с министрами G20. Каждый министр, пожавший руку Путину, поставил тем самым от лица своей страны подпись под приговором рядом с подписью судьи Блинова.

Надеюсь, сомневавшиеся насчет отъезда придут, наконец, к правильному решению. Я только что вернулся из Москвы, где закруглил все дела. Уважаю борцов и романтиков, но не верю, что гэбуха когда-нибудь оставит эту страну в покое. Это гиблое место.

Ну и что, уважаемая Чулпан Хаматова, у вас нет желания что-нибудь сказать? А вы, господин Митрохин, не сниметесь с выборов мэра? А вы, господин Белых, как вам будет сидеться путинским наместником в Кирове?

Навальный и выборы: что дальше

Оригинал взят у leonwolf в Навальный и выборы: что дальше

Алексей Навальный приговорен к пяти годам лишения свободы, Петр Офицеров к четырем годам лишения свободы. Двух заведомо невиновных людей "судья" Блинов отправил в тюрьму. Настоящее имя судьи, впрочем, всем известно.
Навального с нами теперь нет. Теперь уж точно: мы и есть сопротивление.

Выборы.
Уезжая в Киров Алексей оставил мне четкие инструкции относительно дальнейших действий при любом сценарии развития событий. Эти инструкции основаны на ясном понимании ситуации, которая складывалась в предвыборной кампании. Алексей присутствовал на каждой ежедневной планерке в штабе, и был до последней детали в курсе положения дел. Штаб поддерживает его решение.

Это решение заключается в том, что Алексей Навальный снимается с выборов мэра Москвы. Официальные документы об этом будут переданы в Мосгоризбирком, скорее всего, на следующей неделе. Мы более не считаем событие 8 сентября выборами, и не планируем выступать в качестве мальчиков для битья, участвовать в спектакле по превращению С.С.Собянина в "легитимного мэра Москвы".

В случае, если бы срок был условным, Навальный продолжил бы активную предвыборную кампанию. У нас было запланировано более 150 агитационных мероприятий (встреч с избирателями в формате митингов) с участием кандидата, мы возлагали большие надежды на его участие в дебатах и уличных мероприятиях. Наш кандидат был нашим главным активом и главным козырем. Лишаясь его, мы лишаемся и реальных шансов на победу. Роль же спарринг-партнера - бессмысленна. Как правильно вчера заметил Сергей Пархоменко, "Нет Навального - нет и выборов".

Собянинский сценарий понятен: зарегистрировав Навального и не дав ему вести избирательную кампанию, победить единственного конкурента с разгромным счетом в первом туре. Непонятно только одно: зачем нам играть по собянинскому сценарию. Нет уж, надо за флажки, надо ломать их игру - и чем раньше, тем лучше.

Конечно, политические активисты проголосовали бы за Навального в новой ситуации еще с большим желанием и большей охотой. Но выборы - это не про политических активистов, это про избирателей. Мы занимались этими выборами и настраивали агитационную машину таким образом, чтобы их выиграть, иной цели у нас не было. Начав с рейтинга около 4-5%, мы прибавляли около 3% каждую неделю, и мы достигали этого результата путем простого информирования. Мы раздали около 400 тысяч листовок за первую неделю активного "кубического процесса", и эти листовки не отправлялись в мусорные урны: мы видели, как внимательно избиратели изучают их. Наши волонтеры ставили эксперименты: например, раскладывали листовки в половине подъездов большого дома, а потом, обходя каждую квартиру, через неделю, проводили опрос - в подъездах, не охваченных листовками, соотношение голосов было 3:1 в пользу Собянина, в охваченных - 1:1. И это было результатом только простого информирования, без серьезного агитационного давления. Мы знали, как довести нашу сеть агитаторов в Москве до 30-40 тысяч человек (с нынешних 1500), как напечатать и распространить 15-20 млн экземпляров агитационной продукции. Мы были готовы к тому, чтобы победить на настоящих выборах.

Но почти при каждом агитационном контакте простые избиратели задавали один вопрос: "но его же посадят? зачем тогда за него голосовать?". Или даже так: "а разве его уже не сняли с выборов? мы по телевизору слышали что-то такое!". Простейшая "политтехнологическая" аксиома - избиратели голосуют за того, кто, как им кажется, может победить. Важнейшая задача в предвыборной кампании - показать избирателю, что он не один такой, что его соседи и знакомые тоже готовы поддержать кандидата. Показать, что его голос не пропадет понапрасну. Увы, в ситуации, когда кандидат сидит в тюрьме, и об этом постоянно говорят все телеканалы, никаких шансов на массовое голосование обычных избирателей нет, а 2-3% голосов политактивистов погоды не сделают. [Возможно, мы где-то глубоко заблуждаемся, но всю логику этого рассуждения мы проговаривали с Алексеем несколько раз, каждый вечер в последнюю неделю - и мы не видим в ней изъяна].

Участвовать в псевдовыборах, спланированных таким образом, чтобы не дать кандидату никаких шансов - нет смысла. Снятие же с выборов не только ломает всю благостную картинку Собянину, но и развязывает руки нам - уходят все ограничения, от согласования листовок в Мосгоризбиркоме до сложной процедуры ведения "избирательного счета". И, конечно, абсолютно в пользу бедных все разговоры о том, что "ну приговор же не вступил в законную силу, ну давайте подождем апелляции, мало ли что вдруг". Не мало ли что, и не вдруг. Сроки исчислены как раз таким образом, чтобы приговор вступил в силу аккурат под самые выборы или сразу после них, когда уже нет времени сняться. Чтобы наша агитационная машина отработала на столь нужную Собянину явку, и чтобы мы потом не успели ее развернуть в обратную сторону.

Так понятнее?

Штаб.
Штаб Навального продолжает свою работу. Мы выстроили отличную агитационную машину, у нас есть ресурсы, ИТ-инфраструктура, волонтеры и все остальное. Мы с самого начала анонсировали, что при любом раскладе будем вести агитационную кампанию до 8 сентября, и мы действительно планируем это делать.
Только, конечно, эту кампанию сейчас предстоит переориентировать. Мы должны суметь объяснить москвичам, что выборы у них украли опять - не "украдут 8 сентября", а "уже украли 18 июля". Что никаких выборов не будет. Что никакая стратегия "голосуй за любого другого" не сработает. Сергей Собянин будет объявлен мэром утром 9 сентября, "выиграв" "выборы" у подставных "конкурентов", после того, как единственный настоящий конкурент был посажен в тюрьму.
Это будет очень сложно сделать, но у нас есть нас штаб и наша агитационная машина, наши волонтеры. Вы все - те, кто и есть сейчас сопротивление.
Не пропадет зря и работа наблюдателей и членов комиссий с правом решающего голоса - вместо того, чтобы быть нотариусами при "честной" победе Собянина на выборах, они засвидетельствуют, как легенда "Собянин - мэр всех москвичей" куется на пустых избирательных участков, путем подвоза автобусов с дворниками.
Мы покажем - мы должны показать - всем городу, что никаких выборов нет, и никакого мэра нет.
Как мы это сделаем - мы еще (вместе с вами) обсудим и расскажем.

Манежка.
Сегодня, 19.00.
Не допускать провокации, не поддаваться на провокации.
Алексей просил передать просьбу: никто не должен уйти сам.
В автозаках всего-то 1000 мест, нас будет гораздо больше.
У вас еще есть время позвонить 20 друзьям.
У вас еще есть время все обдумать и решиться.
Вам надо там быть: ради Алексея Навального и его семьи, ради Петра Офицерова и его семьи, но прежде всего - ради самих себя.

Точка сборки.
От себя добавлю.
У меня тут была дискуссия с одним умным человеком, которого я очень уважаю. "Зачем вы снимаетесь? Как вы не понимаете? Ведь 8 сентября смогло бы стать новой точкой сборки протеста, как 4 декабря!".
Фига с два, уважаемый умный человек.
К 8 сентября каждый съездит в отпуск, а кто и по два раза. К 8 сентября пройдет боль. Притупится даже щемящее чувство несправедливости (про которое каждый думает, что это - навсегда; увы!). К 8 сентября каждый снова научится обманывать себя лестничкой новых надежд: ну а может быть апелляция? ну а может быть на выборах Алексей выиграет? ну а может быть амнистия?
Увы!
Наладится жизнь. Будут собраны деньги для семьи Офицерова. Будет работать "Фонд борьбы с коррупцией". Будут новые несправедливости, на фоне которых даже сегодняшний ужас померкнет.

Точка сборки - только одна, и она сегодня. Через полтора часа.
Один за всех уже поработал, теперь - все за одного.

Навальный минус полтриллиона

После оглашения приговора Навальному фондовый рынок России обвалился на 2%









  • Приговор Алексею Навальному обвалил российские рынки



Приговор Алексею Навальному обвалил российские рынки

Как только стало известно, что Алексей Навальный получил 5 лет колонии, фондовый рынок обвалился за час на 2%. Эта реакция встала в один ряд с наиболее известными «политическими» обвалами рынка — при аресте Михаила Ходорковского, первых митингах за честные выборы в декабре 2011-го, осуждении членов арт-группы Pussy Riot. Впрочем, у рынков короткая память.