August 12th, 2013

Россия: особый путь. Племенная этика – идеология этатизма.

Удалил начало этого поста, которое опубликовал вчера. Поправил и добавил. Теперь можно читать :)

Россия


Сегодня раздумья об особом историческом пути России, поиски этого пути  являются мейнстримом русской национальной мысли. Думает об этом  власть. Думают иерархи РПЦ.  Думают думские (извините за невольный каламбур) законодатели, когда создают законы последнего времени. Думает национальная элита.

 В основе этих раздумий два основных посыла, которые не обосновываются, а как бы изначально постулируются (это не значит, что они не верны, это значит, что, вообще-то, надо их обдумывать и доказывать, а не принимать на веру).

1.       Капитализм, каким мы его видим в развитых странах Европы и Америки, обладает массой недостатков: двойные стандарты в политике; бездуховность и потребительство; отход от нравственных основ жизни человека, что порождает этический кризис общества; глубокий и затяжной экономический кризис с неясными перспективами выхода из него. Да и наша доморощенная кратковременная попытка влиться в капитализм у большинства людей ничего, кроме изжоги, не вызвала.

2.       Россия с ее глубокой духовностью, с ее естественными человеческими ориентирами, интуитивным отрицанием сегодняшней западной действительности – явный антипод Запада и, возможно, последний оплот сил разума и добра.  Православие, которое во все времена жило в душе русского народа, вероятно, единственный шанс не только для России, но и для всего мира, вернуться на потерянную дорогу человеческой цивилизации, дорогу добра, с которой человечество сошло в своем безудержном эгоизме и нравственной слепоте. Поэтому перед нашей страной сейчас стоит цивилизационная задача гигантских размеров: спасти человечество. Вот так масштабно стоит вопрос.

Выскажу свои соображения на этот счет. Если кратко, этот образ мысли считаю путем в тупик. Но по порядку…

В России рефлексия, сравнение себя с другими народами – национальный жанр. В этом, думаю, нет ничего плохого или хорошего. Это просто свойство. Оно исторически объясняется не только советским ориентиром «догоним и перегоним», но и более ранними раздумьями русских мыслителей: философическими письмами Чаадаева, спором с ним Пушкина, беседами того же Пушкина с другими достойными уважения людьми. Да и великий русский роман «Обломов» о том же, в сущности. Поэтому вопрос «мы и они» обречен стоять в центре русской философской мысли нашего времени, как он стоял  и в прошлые времена.

Весь вопрос в том, что же это за особый путь? Вот здесь и идут дебаты, раздумья, споры, сражения. Первый бастион – национальная культура и самобытность России. Тут, правда, особого спора и нет. Никто в мире ведь не отрицает колоссальный культурный потенциал России, занимающей весьма достойное место в мировой культуре.  Но, видимо, тут не только в культурной и национальной самобытности дело. Например, Япония или, скажем, Индия – также в культурном отношении весьма самобытные страны. При этом в смысле общего курса движения они не делают попыток идти какой-либо своей, совсем особой дорогой и уж точно не ставят перед собой задачи нравственного спасения человечества. Идут себе, как все, в общем. С учетом своей национальной и культурной особенности.

В России же сегодня речь идет, если так можно сказать, о более пафосном  подходе: принципиально иной путь страны и спасение всего человечества. Третий Рим...

При этом нравственные поиски ведутся в самых разных направлениях. Некоторые с грустью вспоминают времена российской монархии. Вот, например, Никита Михалков. Он хоть и перестал уже снимать потрясающие фильмы (и то сказать: а кто же в состоянии делать это всю жизнь), но за Россию искренне болеет, это видно. И ему царизм, как он неоднократно говорил, представляется сегодня наиболее приемлемым для России путем (да и угадал, собственно, к нему-то мы и пришли сейчас, по сути).

А есть такой, например, популярный в определенных кругах блогер Акимов или еще более популярный Олег Матвейчев. Они думают о возврате к социализму, они много рассуждают о величии Сталина, как человека, поднявшего Россию на вершину истории своего времени, сделавшего ее, наконец, по-настоящему великой страной. Действительно, в определенное время только СССР да Германия вершили судьбы мира. И наша победа над Германией, сколько бы она нам не стоила, реально спасла человечество от фашизма. Матвейчев недавно, кстати, справку привел, что в 1928 было расстреляно всего около 4500 человек. Так что, он говорит, все разговоры о миллионах жертв – пропаганда просто. Ничего подобного, счет на тысячи. Ну и, мы знаем, лес рубят – щепки летят. Великую Россию без жертв, как известно, не построить.

Разумеется, мыслители видят также и православие в качестве направления особого пути России. Сейчас многое властные люди, сама РПЦ и творческая интеллигенция серьезно рассуждают именно о православном особом пути России. Поэтому и законы новые появились соответствующие и судебная практика, так сказать. Вопрос стоит так примерно: если вернуть православие, как цементирующую идеологию России, как нравственную основу жизни страны, то мы много выиграем в сравнении с безбожным и безнравственным Западом, как в моральном отношении, так и - вследствие этого - в экономическом плане тоже. Все ведь взаимосвязано.

То есть вот такой, пусть разнонаправленный, но активный поиск особого российского пути идет: монархия, социализм, православие.

Однако если вдуматься, нет уж таких больших противоречий в этом ряду вроде бы разнонаправленных движений. Недаром ведь и Сталина в 30-е годы, годы победы индустриализации в СССР, годы гигантских темпов развития страны, но и годы самых массовых «посадок», именно в эти годы белая русская эмиграция (часть ее) назвала Сталина новым царем русским, признала его, благословила, так сказать, и потянулась (опять же, частично) назад, на родину. Ну и между социализмом и православием не так уж много противоречий, как кажется. Особенно, русским социализмом. Сходство прослеживается не только в смысле исходных нравственных принципов, которые в марксизме и христианстве во многом близки.   Дело еще и в другом. Русский социализм был не только не по Марксу скроен, он, в некотором смысле, противоречил классическому марксизму.  Ну и в тяжелую годину, когда грянула война, Сталин неспроста ведь вдруг обратился к народу не с традиционным «товарищи», а с христианским «братья и сестры». И начал выпускать из тюрем понемногу попов православных, ранее им же посаженных, разрешив им проповедь священной войны с захватчиком.

Мне думается, что этот поиск нового русского пути, не смотря на некоторые отличия в направлениях, внутренне целен. Он движется в направлении «племенного сознания», этатизма. Вот только противопоставление этого пути «язвам Запада», попытка уйти таким способом от «гнили» современного западного общества, эта попытка абсолютно провальна, на мой взгляд.  Поскольку и Запад движется как раз в том же направлении. И именно с этим направлением движения всего мира и связана та огромная и все время расширяющаяся «черная дыра», тот коллапс мировой цивилизации, куда стремительно скатывается человечество.  И наш особый русский путь, как это ни странно, приведет нас именно туда, куда сейчас идет (катится) «гнилой Запад» (а также – гнилой восток). Правда, в России это будет связано со своими культурными особенностями, разумеется.

Поясню.

Племя.

Прогнозировать исторические пути (хоть России, хоть другой страны) вне связи с историей, с прошлым, разумеется, невозможно. Попробуем начать с самого начала.
Вообще говоря, всю историю человечества можно рассматривать как процесс постепенного освобождения человеческой личности от рабства, как «выдавливание из себя по капле раба» не только в нравственно-личностном, но и в социальном смысле. Но процесс этот не простой, с остановками и возвратами к старому.

Первобытная жизнь человека была племенной. Только племя было единицей, отдельный человек не мог самостоятельно выжить и потому не принимался в расчет. Человек был клеткой организма по имени «племя».

Тут есть одна важная  особенность, которую хотелось бы сразу отметить. Она состоит в том, что кто-то (вождь) должен был решать и реально решал, что племени хорошо, а что – плохо. Поскольку само племя (внимание!!!) можно считать единым организмом лишь в фигуральном смысле, у племени нет мозга, кроме мозгов отдельных людей, в это племя входящих. Поэтому решить, что следует делать, а чего не следует делать, что для племени хорошо, а что плохо, должен какой-то человек. Решение при этом объявляется от имени племени (как и сегодня: «Россия вступила в договор…», но решение приняла не абстрактная Россия, а кто-то конкретно). То есть, племенное сознание, племенная идеология создают тирана (вождя): кто-то ведь должен принимать решение от имени племени, своим отдельным мозгом не обладающим.

Вот такой перевертыш получается: коллективизм неизбежно порождает тиранию вождя и бесправие отдельного человека. Именно поэтому в истории мы всегда видим, как декларация племенного единства, братства по крови, племенного коллективизма постоянно вырождаются в тиранию. Свежий российский пример: превращение Путина в тирана происходит под хор голосов о российской особости и племенном величии. И это не случайно. Тирания не может существовать без разговоров о высших интересах племени, его единстве и необходимости подчинить каждого  интересам племени.

Collapse )

Десять техник ухода с линии огня

Когда-то, несколько миллионов лет назад, в студенческие годы, я вел психологический кружок для школьников. Мы собирались в подвале пятиэтажного дома — как сейчас помню, с личного разрешения секретаря горкома комсомола, и занимались экспериментами над людьми совершенно антигуманного толка. Темы «Воспитание родителей» и «Взаимодействие с гопотой» вызывали особенный интерес. А так же приносили реальную пользу.

Вот, например, в разгар обсуждения очередной книги Владимира Леви подваливают к нам трое бухих чела с наколками «ВДВ» и начинают громкую беседу в формате «А че эт вы тут а?». Ирка, маленькая брюнетка-девятиклассница, которая была в тот вечер «дежурной по гостям», недовольно шмыгает носом, и всем видом выражая «конеееечно, вы тут интересными делааами, а как дежурить – так я» говорит челам: «ладно, чо встали, пошли, поговорим» и ведет их в дальний угол на беседу. Неважно, о чем и как шла беседа, но в результате парни с жаром предлагали себя в качестве инструкторов по парашютному спорту и вообще просились к нам жить насовсем.


Уже тогда нам стало понятно, что терапевтические проповеди типа «всегда можно найти решение, устраивающее всех» — полная туфта и популизм. Потому что конструктивное решение проблемы подразумевает наличие у обеих сторон конструктивных целей и готовность этих сторон конструктивно действовать. А это, мягко скажем, не тренд. Куда чаще ты имеешь перед собой заряженного негативом субъекта, который этот негатив долго лелеял, пестовал и ждал, на кого бы потратить.

А тут – опа! – такой ты.

И нет у него никакой конструктивной цели, кроме как слить на тебя все накопленное и плохо переваренное, после чего уйти счастливым. И неважно, под какой маской происходит слив: справедливых родительских требований, или уличного хамства, или чиновничьей вальяжности, или устало-хронических супружеских разборок. Важно, что бывают моменты, когда задача-максимум – заблокировать и рассеять негативную энергию партнера.


Collapse )