October 5th, 2013

Мезень, как зеркало русской жизни

Вот тут нашел письмо Путину от его приверженца. С болью. С надрывом. С реальной трагедией человека, который пластается насмерть, чтоб жизнь продолжалась в его моногороде Мезень. Действительно, больно читать. Ломаются судьбы людей.

Читать больно. И все-таки он не прав.


Эпиграф:

«Считаю, что именно сейчас… нам нужно… уйти от политики сохранения занятости населения любой ценой. «Очевидно, что кому–то — это может быть довольно значительная часть населения — придется менять не только место работы, но и профессию, и место жительства»

Дмитрий Медведев



Здравствуйте, Владимир Владимирович. Почему Вам пишу? Потому что уже тринадцать лет голосую за Вас. За Вас, за Вашу партию, за Ваших преемников и опять за Вас. Надо мной мои креативные друзья смеются. Ругаются со мной. А я все равно за Вас. И вся наша семья за Вас. И вся наша Мезень, в которой я работаю – тоже за Вас.

Наверное, Вы теперь не обидитесь, что пишу именно Вам. А кому мне, Вашему избирателю, еще писать?

Хотел вот открытое письмо Вам направить. А получился вопль. Открытый вопль.

Ладно, переведу дыхание, и начнем.

Слышали, чего премьер Ваш сказал? Слыхали, чего затеял? Захотел стать, как Гагарин. Тоже неймется открыть новую эру. Нет, не в скафандре, не в тесном «Востоке», не корчась от перегрева и перегрузок. Не с риском для жизни, воплощая мечту миллионов. Нет.

В Сочи, во дворце, на который были потрачены народные миллиарды. В сером с искрой костюме, лоснящемся в свете софитов. Сидя вальяжно в кресле, закинув ногу на ногу. Окруженный службой безопасности и такими же лоснящимися как он. Он сказал этой стране: «Поехали!»

- Мы не будем, — сказал он, — больше бороться за ваши рабочие места! Мы не станем поддерживать ваши города и поселки! Будьте готовы сменить профессию и место жительства!

Вот такой Гагарин.

Кто знает, тот понимает, чего я киплю. Уже седьмой год я пытаюсь спасти Мезенский лесозавод. На севере Архангельской области. Возле Полярного круга. На левом берегу реки Мезень. В рабочем поселке Каменка с населением три тысячи человек. Градообразующее предприятие.

Collapse )


Народа не будет – и кресла не будет. Бац, и ты уже на полу. Потираешь ушибленное место.

Народ, люди – вот откуда вся

легитимность.

У нас в Мезени за «Единую Россию» проголосовало 63%. А за Путина – 69%. И это честные совершенно проценты. Я всему миру свидетельствую — совершенно честные.

У нас бюллетени не вбросишь. У нас все по правде. У нас даже гаишники взяток не берут. Невозможно. Тут же на другом конце района узнают. Так и с выборами.

И вот Вы мне объясните, Владимир Владимирыч, эти 63% и 69%, они что, самоубийцы? Они что, голосовали за похороны родной Мезени? Это Вы им обещали перед выборами? Нет, Вы же другое обещали. Вы же возрождение России обещали. А наш Русский Север – это ж основа России, можно сказать. Это ж оплот. Так? Или нет?

Collapse )
Вот прошло тринадцать тучных лет. Сытых тринадцать лет. Нефть рекой. Рекой доллары. Кто лучше стал жить от этого? Кто раскормился, разжирел от этих долларов? Петербург? Москва? Еще десяток больших городов?

И какой от этого электоральный результат вы получили? С трудом ведь натягиваете результаты в столицах, чтобы они хотя бы казались приличными. Как столичных жителей не корми, они все равно не туда смотрят. Им кого угодно подавай, только не вас, только не существующую власть.

А эти, из глубинки. Что они получили от этой нефти? Что?

Где дороги? Где больницы? Где рабочие места? Обещания одни.

А люди что? Их греет надежда ваших обещаний. И поэтому из года в год. От выборов до выборов – безоговорочная поддержка вас, дражайшие наши гагарины.

И что взамен? Что?

Команда «поехали»?

Что нам тыкать теперь бесславными девяностыми? Что нам оплевывать приватизаторов-либералов? А чем вы, нынешние экономические вожди, качественно отличаетесь от них? Что вы сделали, чтобы вернуть, поднять, возродить то, что ими было разорено?

Collapse )
Нет, ну что он про нас знает? С чего он взял, что наши работники неэффективные? У него какие критерии? У нас рамщики все высшей категории. У нас сортировщики, браковщики, обрезчики, фишкаристы… У нас кого только нет. У нас победители всесоюзных и всероссийских профессиональных конкурсов. У нас даже гробовщики – первый класс. Судя по всему, именно эта профессия теперь будет особенно востребована. Когда всех выведут из оборота.

У нас что, низкая квалификация? У нас что, плохое качество? Он видел? Наша доска мезенская что, спросом не пользуется? Он что в этом понимает? А он-то сам чего сделал в своей жизни этот министр? А он-то сам чего достиг? Они-то чем похвастаться могут?

Collapse )
Владимир Владимирович, неужели Вы допустите, чтобы Ваших избирателей вывели все-таки из оборота? Неужели допустите?

В общем, чего тут долго говорить. Приезжайте, дорогой Владимир Владимирович, к нам в Мезень. Корреспондентов побольше возьмите. Операторов с кинокамерами. Встретьтесь с рабочими нашими, с женщинами нашими – труженицами. И вот так перед камерами, при всех. Уже скажите всей стране, что это неправда. Что перемудрили Ваши эти, которые в пиджачках. Что Россия – она не только в столицах Россия. Что Россия – она Россия везде. Что моногорода не бросите и производство поддержите. Что Русский Север, который заселялся пятьсот лет, останется по-прежнему Русским Севером. Что он не обезлюдеет, не запустеет.

Хоть Вы, Владимир Владимирович, отнеситесь к народу по-человечески. Народ вам себя доверил. Свою землю, свое будущее, свои жизни, своих детей. Вы – его Президент. А он – Ваш народ. И он, Ваш народ, Владимир
Владимирович, заслужил, чтобы с ним по-человечески. Мне кажется, заслужил.

Уважаемый, господин Президент!

Я заканчивал уже писать это письмо и все никак не мог сформулировать, что же конкретно Вы скажете своему народу перед телекамерами. Мысль никак не рождалась. И слова не становились в строй.

И вот тогда пришло вдруг сообщение с экономического форума в Москве. Где Вы просто и по-человечески, как мы и ждали, Вы, Владимир Владимирыч, сказали, наконец, людям:

- Постоянно поддерживать архаичные рабочие места ― это дорога в никуда. На самом деле в этом не заинтересованы ни государство, ни работники.

- Поехали!

У меня слезы на глазах, Владимир Владимирович. Слезы.

И. Забежинский (с)

Читать больно.

И все-таки он не прав.

Вот ведь жили люди даже до великой Руси с ее боярами и царями. Жили сами по себе, своим умом. Трудно жили. Бывало и гибли от бескормицы, если место поселения себе неудачно выбирали или от других напастей. Или обстоятельства исторические менялись и то, что вчера было удачным выбором, сегодня оборачивалось бедой. Другие, кто сметливее и удачливее, разрастались наоборот. Приходилось и сниматься с насиженного и обустроенного места - и в путь. Путь  с бабами да детишками
был труден. Мерли в пути, бывало. В те времена не перед кем было шапку ломать: "Царь-батюшка, спаси помоги". Свобода  - это ведь синоним слова "риск".  Да и потом, уже с царями, много ли те цари помогли людям? Кто сказал, что есть полубог на троне, который все беды разрешит? Сказки про доброго царя, который от всех напастей спасет, они ведь сказками и оставались во все времена.

Если смотреть объективно, то, например, переход от в основном деревенского труда к в основном городскому, который вся Европа и Россия прошли в 19-20 веках, он разве был безболезнен? Разве не мер народ в прямом смысле, кто не сумел приспособится? Конечно, это все через человеческие трагедии происходит. Но жизнь и экономику и социальные перемены повернуть назад не удается. Приходится или перестраивать кардинально свою жизнь, или просить Христа ради батюшку-царя пособить.

А что он может, этот царь? Он ведь не бог (хоть и хотелось бы некоторым). Законы природы и общества он ведь отменить не может. Он может, чтоб не огорчать подданных, маленько продлить их муку, слегка подбрасывая деньжат, придумывая разные временные придумки. Вот автор письма все В В Путина, ненаглядного, зовет к себе. А что Путин сделает, если сам автор, живя 24 часа в сутки в Мезени, ничего сделать не может.  Еще ОН (Путин ли, Царь ли) может построить разумный план переселения поселка или перепрофилирования завода или открытия других производств или дать им на 10 лет налоговые послабления для перестройки. Но это ведь и все. Путин не может изменить законы природы и общества. Вот закон всемирного тяготения, проклятый, велит притягиваться всем телам к земле. И некоторые разбиваются насмерть, выпадывая из окон. Все по причине этого закона. Вот хорошо бы его не было, этого закона! Но царь этот закон отменить все равно не может, сколь слезно его об этом не проси.

Самая большая беда России, думаю, в том и состоит (а сейчас она просто прогрессирует), что очень многие, большинство народа, вместо изучения действия и последствий закона всемирного тяготения, чтоб как-то приспособится к этой напасти, все больше адресуются к царю-батюшке, чтоб он как-нибудь отменил закон всемирного тяготения или хоть смягчил, что ли. Интересно, что и сама власть часто думает, что может объективные законы отменить. Таким макаром мы все скоро из окон повыпадываем.

Безбожие и вера: вечный спор

Оригинал взят у moshekam в Безбожие — основная из великих религий мира


Max Planck"И религия, и естествознание нуждаются в вере в Бога, при этом для религии Бог стоит в начале всякого размышления, а для естествознания - в конце. Для одних Он означает фундамент, а для других - вершину построения любых мировоззренческих принципов".
Макс Планк
Collapse )

С. Иванов не любит Москву и Питер. Почему?

Шаропаев сказал очень точно:

shiropaev : Ожидаемый выпад Кремля, вызвавший столь же ожидаемое одобрение со стороны записных мракобесов, мечтающих о патриархальной "здоровой осмысленной жизни" в средневеково-полпотовском понимании. Иванов подтвердил правильность расклада, показанного в моей статье "Москва против Кремля" (http://rufabula.com/articles/2013/08/25/moscow-vs-kremlin). Кремль ненавидит Москву (а после минувших московских выборов - особенно) и эта ненависть постоянно прорывается. Тут дело даже не в намеренном хамстве и очевидной дикости высказывания Сергея Иванова, объявившего Москву скопищем бесполезных человеческих отбросов. Суть вопроса глубже. Она в самом генезисе кремлевской имперской власти, исторически укорененной в Орде. Ордынцы, как известно, не любили городов, справедливо видя в них чуждую себе модель культуры и образа жизни. Очевидно, та давняя степная нелюбовь к Городу как феномену прогресса, гражданственности, демократии, буржуазных отношений не чужда и нынешним правителям империи, безнадежно отягощенной архаикой. Ордынский-имперский Кремль рассматривает западническую Москву как враждебное окружение. По сути, он живет в режиме постоянной осады. Он обороняется как может. Вот и Иванов вылил на москвичей с кремлевской стены ушат помоев. Тут напрашивается и еще одна параллель: Кремль - это, по существу, феодальный замок в центре страны-владения. А феодалы всегда враждовали с вольными городами - а именно таковыми все более становятся Москва и Питер, очевидные лидеры буржуазно-демократического протеста.

"Москва и Петербург — это не Россия", - добавил еще, не удержавшись, Иванов, - "Там одни блогеры, журналисты и чиновники, а в другой России их нет, там другие люди, они работают, что-то делают, они проще, неприхотливее". Вероятно, как прост и неприхотлив сам Сергей Иванов, чьи доходы (данные на 2010 год) выросли за пять лет на 407 %: http://www.rospres.com/government/7110/

Итак, Россия без "блогеров и журналистов" - вот идеал видного кремлевского функционера, коллеги Путина по КГБ. Сказал бы проще - без мыслящих людей в принципе. Как там говаривал гоголевский Городничий: "У, писаки, бумагомараки! В муку бы вас всех стереть!"

Руководитель администрации президента России Сергей Иванов

Интервью с С. Ивановым здесь: http://www.gazeta.ru/politics/2013/09/30_a_5675153.shtml