January 4th, 2015

На Вишере

Дмитрий быков на Эхе. Фрагмент.

Вот сейчас я скажу штуку довольно неожиданную. Когда-то в армии я поставил перед собой вопрос, над которым думал 20 лет, но наконец, на него ответил. Показывали нам, как сейчас помню, фильм «Завтра была война». И я подумал – почему среди сталинистской чудовищной диктатуры выросло гениальное поколение, которое сумело защитить страну, а потом отстроить ее?

А среди полусвободы 60-70 гг., куда более толерантного времени, выросло поколение, которое эту страну разворовало и развалило. Ответ очень простой: тут дело не в векторе, а в качестве. Диктатура была первосортная, и среди нее вырастали первосортные люди. Она была настоящая, это была цельная система. Свобода была второсортная.

Вот сейчас на моих глазах в России начинают вырастать прекрасные люди. Гениальные дети, феноменально одаренные студенты, и я задаю себе вопрос – с чем это связано? Ведь не с тем же, что произошел какой-то технологический скачок, не с тем, что «айфоны» и клиповое мышление. И я начинаю догадываться: в России была полусвобода. Сейчас в ней полноценный, кафкианский, невероятно гротескный абсурд.

Я 30-го был на Манежке, на Тверской. И вот что поразительно – валом, если помните, валит народ тратить рубли, покупать золото, - переполнены ювелирки, салоны связи, - все прут что-то покупать, прут с подарками. А рядом хватает всех ласковый ОМОН, тут же все снимают селфи, тут же стоят и кричат «позор, позор», тут же прохаживаются люди с георгиевскими ленточками.

То есть, такого средоточия абсурда, - умирающего гламура, несостоявшегося мега-подъема, дикой ксенофобии – вот такого синтеза я не видывал никогда. Я не думал, что до этого доживу. Никакой Дэвид Линч не снял бы такого смешного и страшного абсурда, такого гротеска.

Этот гротеск сегодня действительно первоклассный. Поэтому мы вступаем в область первоклассных людей, воспитанных в полноценно отвратительный, стилистически беспримесной среде. Потому что когда все орут «Крымнаш», и отвечают этим на абсолютно все вопросы, - такого не могло присниться ни в каком Советском Союзе – Оруэлл бы застрелился.
На Вишере

Идеал государственного и экономического устройства общества по Ю. Латыниной

Потрясающий все-таки человек Юлия Латынина! Люблю ее читать. Вот ее рассуждение о проблмах экономики и государственного устройства.

Я вам пообещала говорить о моем идеале общественного устройства, тем более, что все-таки январь к этому располагает. И могу для начала сказать, что я в чистом виде последователь Адама Смита, и считаю, что лучший строй общества – это рынок, при котором булочник, как известно, печет булочки, стремясь к собственной прибыли и за счет этого увеличивает общественное благо. С одним единственным уточнением, потому что за то время, которое прошло со времени Адама Смита, мы имели возможность убедиться, что рынок – это отнюдь не естественное состояние общества; что оно появляется или в результате редчайшего стечения социальных факторов, как в Англии 18-го века или в результате активных действий государства.

Вот кажется, что ничего проще этой формулы нет: булочник печет булочки, стремясь к собственной прибыли, но в результате увеличивает общественное благо. Но представьте себе, сколько вещей может пойти не так. Во-первых, что будет, если булочника каждый день будут грабить? Вот каждый день к нему приходит человек с мечом и говорит: «Ты, трусливая сволочь! Ты занимаешься презренным делом извлечения прибыли, а я – человек храбрый и доблестный забочусь о славе». При таком строе невыгодно печь булочки, выгодно грабить булочника, и такой строй существовал в Европе в средние века.

Во-вторых, что будет, если булочника обложат налогами до полного изумления? Каждый день будет приходить чиновник и говорить: «Ты низкий человек, заботишься о выгоде, а я- благородный муж забочусь о справедливости». При таком строе невыгодно быть булочником, а выгодно быть чиновником. Такой строй, кстати, существовал в Китайской империи. В ней всегда существовал огромный, большой процветающий средний класс, но каждый торговец пытался дать сыну образование с тем, чтобы тот стал чиновником




Более экзотические варианты. Представьте себе, что булочник Джон женился на дочке короля, и король издал указ о том, что все подданные отныне покупали булочки только у Джона. Очевиднодн, что Джон больше не будет печь, как можно более хорошие булочки, как можно по более низкой цене. Наоборот, ему станет выгодно печь как можно более плохие булочки, как можно по более высокой цене, потому что булочки-то все равно все покупают у него.

Представьте себе общество, в котором с налогами может быть в порядке, бандитов, феодалов нет, но есть куча чиновников, которые приходят к булочнику и говорят: «Мы должны проверить печку, в которой ты печешь булочки. Она выбрасывает слишком много диоксида углерода. Ты разогреваешь планету. Ты низкий человек – отравляешь биосферу. А вот мы – люди доброй воли. Мы планету спасаем». Или там: «Мы должны проверить зерно, из которого ты печешь булочки. Мы подозреваем, что это генномодифицированное зерно. Ты, низкий человек, ради прибыли отравляешь людей, а мы, люди доброй воли заботимся о спасении жизней. И вообще, если бы мы, жрецы справедливости не следили за вами, жрецами прибыли, то вы только и делали, что всех обманывали». Понятно, что при таком социальном строе булочником быть невыгодно, даже, когда стыдно. Выгоднее быть спасителем человечества. Приблизительно такой строй существует сейчас в Евросоюзе.

Еще один вариант. Представьте, что ваша культура устроена там, что булочник булочку выпеча, обязан раздать ее даром. Вы скажете, так не бывает. Отвечу: еще как бывает. Это называется даровая экономика, с ударением на первом слоге. Термин этот придуман Карлом Поланьи. И именно так функционирует значительное количество примитивных общин, что, собственно, и является главной причиной их примитивности.

В Меланезии начала 20-го века, например, вождей не было, а были бигмены – большие люди. И бигмены функционировали так: бигмен долгое время накапливает продовольствие: свиней, батат, ямс. Потом он устраивает пир. Во время пира все режет, зажаривает и раздает, укрепляя тем самым власть. Не раздал – не в авторитете. Если вам эта система кажется экзотической и нежизнеспособной, то я вам могу сказать, что в современной демократической Меланезии она существует до сих пор. Вот, если вы поедите туда нырять в море, то вы с изумлением обнаружите, что вот там так действует меланезийская демократия с небольшими модификациями. Они заключаются в том, что бигмен теперь – это депутат, который раздает рис. Рис меланезийцы очень любят. Сами не выращивают, потому что лень. Бигмен раздает рис – покупает голоса. Рис он покупает из тех взяток, которые ему дают китайские компании за возможность тотальной вырубки деревьев на той или иной территории.

То есть, если Монголия в свое время перешла от феодализма к коммунизму, и в общем, не заметила разницы, то многие острова Тихого океана перешли от первобытной демократии к современной и разницы не заметили тоже.

Необходимость, кстати, раздавать богатства, свойственно не только самым примитивным обществам. Налоговая система демократических Афин была устроена похожим образом. Налоги свободные граждане не платили, зато они служили государству литургиями – добровольными приношениями. Фактически это был тот же самый булочник, который вынужден раздавать булочки, если у него их много. Если богач в Афинах не строил корабли для военного флот, не устраивал для народа пиры и развлечения, то дело для него кончалось плохо: или остракизмом, что менее вероятно, потому что это было наказание для выдающихся; или более вероятно – на него кто-нибудь из доносчиков подавал жалобу. На судебном процессе состояние его было бы конфисковано, потому что судьями в афинском суде были присяжные, до 500 человек, обыкновенно беднейшие слои населения. За участие на заседании суда платили 3 обола. Деньги в казне находились только тогда, когда присяжные выносили обвинительный приговор с конфискацией.

Ну и последний вариант тоже в истории человечества достаточно распространенный. Представьте себе, что нашему булочнику надоело печь булочки, он купил себе для этой цели раба. Раб печет – булочник в прибыли. Правда, рабский труд при прочих равных не так выгоден, чем труд свободного. Но есть же внеэкономические преимущества. Раб, например, может не только печь булочки, но и чесать пятки. И, вообще, приятно чувствовать себя владельцем раба. Чтобы этого не произошло, способ есть только один – запретить рабство, а это, строго говоря, внерыночные ограничения, наложенные государством на рынок. Раб – один из древнейших государственный институтов, известных человечеству, один из древнейших товаров. Запрет на торговлю рабами – такое же вмешательство в свободный рынок, как и запрет на торговлю наркотиками.

Ну и последнее из нашего перечисления. Еще одно опасностью для булочника является сам булочник. Представим, что он печет свои булочки, в целях своей прибыли умножая общественное благо, а потом, кстати, объединяется с другими булочками в профессиональный союз. Это профсоюз постановляет, что булочки имеют право печь только нынешние булочники и их потомки или тот, кто сначала должен быть подмастерьем. Сразу и с прибыль и с общественным благом происходят разные нехорошие вещи. Там были устроены средневековые цеха.

Так в более широком смысле слова была устроена Венецианская республика, потому что в какой-то момент предприимчивые торговцы законодательно закрепили за собой и за своими потомками право эксклюзивного управления государством. За пару сотен лет из предприимчивых торговцев они превратились в закостеневших грандов. Дело дошло до того, что уже к концу 16-го века торговые флоты Венеции были государственные. Корабли строились в государственном арсенале, плавали в государственных каналах. Только товары на кораблях были частные. Некогда торговая республика превратилась в нечто, что сильно напоминало государственный социализм, но, конечно, с распределением заработанного между узким кругом бенефициаров.

Подытоживая сказанное, ситуация, при которой булочник печет булочки ради корысти, но умножает общественное благо в истории, к сожалению, встречается редко, исчезает быстрее, чем хотелось бы. булочник, увы, не может существовать без государства, иначе к нему тут же придет бандит или народ и его ограбит. При этом государство – это обоюдоострое оружие, потому что в любой момент из защитной среды, без которой булочник не может существовать, оно превращается в орудие его удушения. И особенностью нынешнего нашего времени является то, что кроме, как от склонного к собственному умножению государства, булочника надо защищать еще и от разных групп интересов, которые не имеют физического аппарата насилия и в силу этого особенно склонные к идеологическому насилию, то есть, проще говоря, к промыванию мозгов.

В ранние эпохи истории человечества такие группы интересов были представлены жрецами, в монотеистическом обществе церковью. Теперь они представлены многочисленными людьми «доброй воли», борцами против загрязнения окружающей среды и так далее, которые действуют, впрочем, по весьма привычной еще со времен инквизиции схеме. Человек, который зарабатывает прибыль, объявляется по какой-то причине грешником. Спастись он может, только отдав презренные заработанные деньги тем, кто их не зарабатывает, а кто вместо того молится или спасает окружающую среду и занимается благом всего человечества.

Еще раз: в истории человечества государства, в которых более-менее функционировал рынок, встречались чрезвычайно редко. Государства, построенные целиком на принципах социализма, тоже встречались довольно редко, хотя гораздо чаще, чем было бы приятнее Советскому Союзу. Например, империя инков была в чистом виде социалистическое государство: частной собственности не было. Одним из самых моих больших впечатлений от инкских развалин заключается в том, что львиную долю представляют склады. Не дома, ни дворцы, ни храмы - склады, тянущиеся вдаль ряды каменных развалин, которые служили государственными складами.

Collapse )
На Вишере

До чего дошёл прогресс

ФАНТАСТИКА!

Оригинал взят у moshekam в До чего дошёл прогресс
Оригинал взят у grimnir74 в До чего дошёл прогресс

Источник

Мы живём в поразительное время – большинство из нас уже не может представить себе и дня без любимых гаджетов. И порой кажется – уже изобретено всё, что только можно изобрести. Между тем технологические новинки продолжают поражать нас день ото дня. Некоторые уже существующие “чудеса” не приходили в голову даже фантастам с самым богатым воображением:

1. Приложение, позволяющее переводить текст в реальном времени

anigif_enhanced-buzz-21951-1417719405-20







Collapse )

На Вишере

Бедно в России народ живет, бедно!

Оригинал взят у doctalovtyz в Бедно в России народ живет, бедно!
Оригинал взят у hackjvc в Бедно в России народ живет, бедно!

Эвона как оно!
Ни пяди имущества проклятой хунте не оставим!
А во вторых - сами хохлы этот погром утроили, из зависти!
Ить в РФ нынче не погуляешь,
часть денежного довольствия отцы командиры изымают,
а не отдашь, пошлют "добровольцем" в Донецкий аэропорт на НАТО-вские пулеметы.
... Падумаешь унитазы, им Омерика новые пришлет!
Опять же МЕДЬ!
Шесть тысяч двести долларов за тонну!
Панимать надо!
Оригинал взят у ibigdan в
Есть вещи, которые не меняются:
мародерство российских солдат
Покидая Чонгар, российские военные оставили после себя полуостров
в состоянии, как после атомной войны.

Collapse )