October 12th, 2015

На Вишере

Большое и хорошее интервью с Алексиевич на "Радио Свобода"

ВБерлине 10 октября прошла пресс-конференция лауреата Нобелевской премии по литературе 2015 года. Светлана Алексиевич говорила о России, Беларуси, крахе либеральных надежд и мутации "красного человека". Мы публикуем выдержки из ответов Светланы Алексиевич на вопросы журналистов.

"Когда народ заговорил, стало очень страшно"

Первым меня поздравил президент Германии Гаук, потом министр иностранных дел, а к вечеру поздравил Лукашенко. Так что это было немножко смешно. Но Путин и Медведев – нет. Просто какой-то чиновник это сделал. Потому что я на первой пресс-конференции сказала, что Украину оккупировали, что это была попытка оккупации. Тут вся любовь Путина и Медведева кончилась. Но больше всего меня поразили наши люди. Когда я приехала на первую пресс-конференцию, это было в маленькой оппозиционной газете, в очень маленьком здании, там могло вместиться человек 50, а пришло человек 200. Вы знаете, когда я шла, люди выходили из домов, плакали, кто-то уже успел купить цветы, обнимали друг друга. Я была очень этим потрясена. Я поняла, что эта униженная, забитая страна, которая все время живет в страхе, что людям нужен какой-то символ, им нужно какое-то чудо, поэтому у них такая реакция. Что касается завтрашних выборов, то никто не сомневается, что победит Лукашенко, можно не сомневаться, что за него проголосует народ. Остальные кандидаты не смогли набрать каких-то голосов – это видно по выборному опросу. Хотя там есть очень интересная женщина, психолог, если бы она раньше начала кампанию, может быть, что-то было. Но у нас у всех подозрение, что для Лукашенко неважно, как мы голосуем. Как говорил Сталин, неважно, как голосуют, а важно, как посчитаем. Вот здесь тот случай. Так что никто из нас не ждет никаких сюрпризов. И у всех такое ощущение, что то, что в России, и то, что в Белоруссии, что все это надолго, это такое промежуточное время после социализма в том варианте, в котором он был. Потому что наивно мы себе представляли в 90-е годы, что вот сразу будет свобода, откуда-то возьмется. На самом деле для свободы нужны свободные люди, этих свободных людей нет. Я эпиграфом в книгу "Время секонд-хэнд" взяла такие слова, Шаламов их любил повторять, что лагерь развращает палачей и жертву. И вот сегодня у нашей интеллигенции, хотя она очень разделилась, нельзя сказать, что есть какая-то одна интеллигенция, но у либералов уже никакого романтизма нет. Ясно, что мы себе придумали народ, народ какой-то совершенно другой. Мы все говорили, что же он молчит? Но вот он заговорил. Когда он заговорил, то стало очень страшно. Так что это грустно, но мы все живем с чувством поражения.

Collapse )
На Вишере

Лукашенко не дотянул до Путина!

Ура, наш победил по очкам! Лукаженко вновь стал президентом с 83% поддержки, а у Путина-то 86! Опять мы всех переиграли!

Но этот похожий процент: 86 - 83, о чем-то говорит? Или нет?