December 18th, 2015

На Вишере

Ну, вот, Андрей Мовчан сказал, наконец, все, что я хотел, но стеснялся...

Почитайте внимательно! Это нас всех касается напрямую. Это о нашем будущем.  Это о наших детях. И о нашей стране. И конец интервью - особо вдумчиво, пожалуйста.

Андрей Мовчан: Россия в полной мере испытает на себе последствия сокращения углеводородной экономики, унаследованной от СССР и культивировавшейся на протяжении последней четверти века

Андрей Мовчан

Мовчан: Наша проблема гораздо серьезнее – общая депрессивная экономическая ситуация, которая связана с тем, что у нас архаичная, неэффективная и непродуктивная система экономических отношений
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

Сегодня уже никто даже из пропагандистских соображений не отрицает, что российская экономика оказалась в затруднительном положении. До недавнего времени была надежда, что начавшееся оживление на Западе, как в прежние кризисы, потянет за собой и нас. Не случилось. Почему и каковы наши перспективы? С этими вопросами журнал «Управление бизнесом» обратился к одному из самых известных финансовых менеджеров России, директору программы «Экономическая политика» Московского Центра Карнеги Андрею Мовчану.

Это шок, господа…

– Андрей Андреевич, что происходит? Западная Европа, США уже говорят о выходе из кризиса, а мы лежим на дне и не выражаем желания всплыть.

– Я бы не оперировал словом «кризис». Кризис – неоднозначное понятие. К тому же, используя его в отношении России, каждый имеет в виду что-то свое.

Обычно под кризисом понимают некоторые временные явления, связанные с волатильностью. Например, кризис 1998 года – финансовые трудности развивающихся рынков, связанные с накоплением ряда проблем, которые разрешились, и страны начали расти опять. 2008 год – кризис доверия к низкому уровню кредитов в США. Он разрешился уменьшением объема кредитов, замещением плохих активов на балансах деньгами, и все пошло дальше.

В

Collapse )