March 6th, 2017

На Вишере

Нет там имени Медведева?

Я неоднозначно отношусь к Вероле. Но в этом рассуждении она точна, мне думается.

Оригинал взят у verola в Нет там имени Медведева?
Так это очень серьезное отягощение преступления.

Переход простого воровства, хотя и в исключительном крупном масштабе, в категорию сговора, категорию ОПГ — Организованного Преступного Сообщества.

И да, там всё есть — в этих усадьбах лежат ворохами личные вещи Медведева, имя его жены на яхте, которая исключительно туда курсирует. Собственность получена заведомо преступным путём и находится в исключительном и единоличном пользовании Дмитрия Анатольевича. Добавлять нечего.


Collapse )
На Вишере

НАРОД

Совсем невозможную вещь сделаю сейчас. Репост статьи сделаю с огромными купюрами. Да еще  то, что осталось, я себе позволил исправить и отцензурировать. Можно ли так себя вести? Нет! Но: вот ниже - ссылка на исходник. Кому надо - читайте на здоровье. А во вторых, я с чем-то в исходном тексте категорически не согласен, а что-то из соображений безопасности и новых законов РФ я не готов публиковать. Но те мысли, которые излагает автор и которые я сохранил ниже, не лишены... Вот почему я позволил себе так поступить.

Оригинал взят у suzemka в ИДИОТ



Есть что-то поразительное схожее в судьбе расследований Виктора Суворова и Алексея Навального. И один и другой работают с открытыми источниками. И один и другой вскрывают преступления власти и детально о них рассказывают. Но, при этом, и один и другой по результатам своей деятельности считаются врагами народа.

У самого народа считаются. Народ, видимо, такой. Враги у него — не Сталин, не Берия и не Бастрыкин, не НКВД и не ФСИН. И даже не  Медведев в кроссовках «мечта негра». Эти как раз по-прежнему свои. А вот Суворов и Навальный — враги. Потому, что зудят и зудят. И жить не дают.



Collapse )
На Вишере

Из любимых

Только детские книги читать,
Только детские думы лелеять,
Все большое далеко развеять,
Из глубокой печали восстать.

Я от жизни смертельно устал,
Ничего от нее не приемлю,
Но люблю мою бедную землю
Оттого, что иной не видал.

Я качался в далеком саду
На простой деревянной качели,
И высокие темные ели
Вспоминаю в туманном бреду.

Осип Мандельштам 1908