gregbar (gregbar) wrote,
gregbar
gregbar

Categories:

Кризис и кризисы


Мировой кризис

 как кризис перепроизводства капитала

 

Многоголосый хор говорящих о нынешнем экономическом кризисе не строен. Некоторые специалисты говорят, что в основном кризис преодолен и обсуждают лишь скорость  «подъема со дна», другие говорят, что впереди еще масса трудностей и нерешенных проблем. Обсуждаются проблемы той или иной страны, при этом особое  внимание уделяется Китаю, на который возлагаются надежды, как на локомотив мирового роста. Обсуждаются вопросы отхода от принципов свободного рынка, который позволили себе в трудную годину правительства многих развитых стран. Делаются предположения о структуре послекризисной мировой экономики и послекризисного мира.

Но при этом обилии мнений остается чувство, что в дискуссиях замалчивается или не произносится нечто принципиально существенное. Суть вопроса, основная причина сегодняшнего (и не только сегодняшнего) кризиса остается за скобками обсуждения.

Цель этой заметки – произнести слова, которые почему-то не произносятся.

Если смотреть на ситуацию в целом, не отвлекаясь на частности,  вся проблема с плохими финансовыми инструментами, которые дали старт кризису, состояла не только и не столько в том, что «плохие парни» обманули весь мир, а в том, что они почти вынуждены были это сделать, а у мира тоже не было особого выбора.

Уже несколько десятков лет человечество страдает от болезни, которую не принято анализировать. Последние лет 30 – в острой форме. Может быть, умелыми усилиями специалистов миру удастся на короткое время выйти из настоящего кризиса. Но это будет лишь кратковременная передышка. Потому что нет предложений по лечению причин болезни, с симптомами которой мир постоянно и активно борется.

Эта болезнь – перепроизводство мирового капитала.

В мире накоплены колоссальные инвестиционные деньги, которые в поисках приложения мечутся по планете и не находят достойных объектов применения. Нулевые и отрицательные реальные банковские ставки с очевидностью говорят: «деньги ничего не стоят, они не нужны сегодня». Обычное возражение: «это временно, пока не пройдет кризис». Да, верно, но это надолго, потому что кризис или чреда кризисов не пройдут, пока не будет ликвидирована их основная причина. А это, потребует перестройки не только мирового хозяйства, но и мышления людей, в первую очередь – экономистов (об этом – ниже). Поэтому сегодня свободные ресурсы мира идут в плохие кредиты, в не вызывающий доверия доллар, в сомнительные разовые спекуляции. Просто нет (варианты: очень мало, все меньше) точек достойного приложения инвестиций.

Производственные мощности современного мира достаточны, а в очень многих случаях – избыточны для производства всего, в чем нуждается человечество для своего существования и воспроизводства.

Даже до кризиса, в период динамичного роста мировой экономики в 2003-2004 годах средний уровень использования производственных мощностей был:

в США – 79,7%;

в Европейском союзе – 82%,

в Бразилии – 70% (каждая тртья единица оборудования простаивает!);

в Индии – 70%, 

в Китае (по косвенным оценкам, прямой статистики нет) – 60% .

В США - треть всей мировой экономики - средний уровень использования производственных мощностей в период с 1972 по 2009 годы составлял 80,6%.  В первом квартале 2010 года – 73%.

В период кризиса ситуация, разумеется, ухудшилась. В Канаде, например,  во втором квартале 2009 года уровень использования производственных мощностей в промышленности в целом составлял 64,2%, а по добыче полезных ископаемых 50,2%.

В России дела обстояли очень  плохо, даже в тучные предкризисные годы. По данным Федеральной службы государственной статистики (Госкомстат) в 2007 году уровень использования производственных мощностей составлял:

по добыче полезных ископаемых - 76%;

по производству пищевых продуктов – 32-70% (по разным видам);

по обработке древесины - 46% (кроме клееной фанеры, где мощности стабильно загружены на 86-88%);

 по текстильному производству - 65%;

по лакокрасочным материалам - 38%;

по производству тракторов  - 21%.

Подобные цифры и по другим отраслям.

Заметим, что небольшой резерв мощностей (5-10%) считается нормальным для оперативности выполнения крупных и срочных заказов, которые могу внезапно возникнуть (Just in time). Но уровень 85% загрузки считается уже критическим по недогруженности мощностей. А все приведенные выше цифры серьезно ниже  этого уровня даже в период бурного роста мировой экономики, тем более – в кризис. Вывод: по сути дела – в мире некуда (мало куда) инвестировать, существующие мощности и так серьезно недозагружены.

И поэтому из года в год увеличивается «навес» финансового капитала, который все менее успешно ищет точки эффективного, прибыльного превращения в производственный капитал.

О кризисах перепроизводства говорил еще Маркс в свое время. Но тогда это были локальные кризисы. Кризисы отдельных товаров в географически определенных местах. Из них можно было выйти, переместив товар в другое место сбыта или переключившись на производство другого товара. Особенность нынешнего кризиса (а точнее – нескольких последних кризисов) – глобальность. Перепроизводство всего и во всем мире, а, следовательно, перепроизводство мирового капитала.

Порочность круга инвестиционной активности состоит в весьма простой вещи.  Все стремятся инвестировать удачно, неудачные попытки тут же пресекаются самими инвесторами в их стремлении сохранить свой капитал. А удачная инвестиция приводит к увеличению у собственника объема капитала, а, следовательно, к необходимости на следующем шаге инвестировать в еще больших масштабах. Этот процесс чуть раньше или чуть позже неизбежно упирается в ограниченность нашего мира и в пределы потребительских возможностей человека.

Сколько нужно нашему миру жевательной резинки, бритвенных приборов, письменных принадлежностей, ресторанов, автомобилей, бумаги, кроссовок, гофрокартона, металла, джинсовой одежды, самолетов, футболок и газированной воды?

Технический прогресс и рынок постоянно повышают производительность труда. А наш мир ограничен (1) геометрически, (2) по численности населения, (3) по возможностям индивидуума к потреблению. Возможности производства в современном мире уже достаточно давно позволяют практически полностью удовлетворить все физические потребности человека. По очень многим позициям производственные мощности существенно превосходят потребности: сельское хозяйство, легпром, автопром, мебельная промышленность и многое, многое другое. Конечно, люди по-прежнему голодают и есть бездомные, но это - особенность социальной и политической структуры мира, а не экономики. Экономика справляется. Что касается верхних уровней пирамиды Маслоу, то рыночная экономика ими почти не занимается, тут включаются в большей степени другие институты (государство, общественные объединения, творческие союзы, кружки по интересам).

Ситуация с глобальным перепроизводством и с отсутствием мест разумного приложения инвестиций возникла не сегодня. И хорошо известно, как с этим боролось инвестирующее человечество (те люди и институты, которые обладают  ликвидностью, предназначенной для инвестирования). Принципиально придумать ничего, конечно, не удалось, поскольку задача в принципе не решаема в существующей парадигме. Но были очень неплохие находки.

Мода, смена стилей, фасонов, моделей. Это дает возможность выбросить хорошую, добротную вещь и купить другую, новой модели. Это работает. Это дает возможность инвестировать и зарабатывать на инвестициях.

Но человек не может менять одежду и автомобиль ежедневно. Все равно наступит порог объема производства, больше которого производить уже не нужно.

Реклама. Открытие, что человеку можно искусственно внушить потребность, было революционным открытием. Это тоже работает. Загружает новые мощности. Появляются возможности для доходных инвестиций.

Но искусственные потребности все равно должны опираться на какие-то человеческие эмоции, пристрастия или страсти. Например, можно эксплуатировать секс, что с успехом и делается. Или стремление быть известным (своеобразная самореализация). Но таких базовых потребностей – по пальцам одной руки пересчитать. Их-то все время и эксплуатируют.  И потому гламурные мало одетые дамы, изображенные уже на каждом перекрестке перестают производить сильное впечатление. И реклама обходится все дороже, а действует все меньше и, следовательно, становится  все менее рентабельной.

Глобализация. Продать товар в другой мир, поскольку наш уже насыщен. Да еще и разместить там производство – оно дешевле выходит. Это грандиозная возможность. Надо строить новые заводы, осваивать новые рынки сбыта. Отличная возможность для доходных инвестиций.

Но мир наш ограничен в размерах, а численность населения перестанет расти к 2030 году, остановившись на цифре 11 миллиардов человек, а затем начнет уменьшаться. Дальше для кого производить?

Большая война. Уничтожает, наряду с людьми, массу товаров и производств. Открывает возможности для массовых доходных инвестиций: сначала – в военное производство, а после ее окончания – в мирное восстановление.

Но в сегодняшнем ядерном мире большая война смертельно опасна для всех, включая ее инициаторов.

Великие технические открытия. Компьютер и мобильник реально изменили мир. И на некотором отрезке времени потребовались серьезные инвестиции в освоение человечеством этих полезных новинок.

Но развитие технической мысли идет своими путями и не часто появляются действительно революционные открытия, изобретения, приборы. Транспорт (железные дороги, автомобиль, самолет, космические ракеты) и информационные технологии (телефон, телевидение, компьютер, Интернет, мобильный телефон) – вот, пожалуй, и все существенное, что произошло за последние полторы сотни лет. А производственные мощности и производительность труда  выросли колоссально.

Почему же экономисты и политики всего мира с такой тревогой, если не сказать паникой, воспринимают сообщение, что в 2008 году мировой ВВП упал на пару процентов? Что страшного в том, что произведено товаров и услуг в этот год чуть меньше, чем в предыдущие? Почему никто не спрашивает: а сколько надо? А нужно ли выкачивать из недр Земли и уничтожать все большее количество ресурсов ежегодно? И нужно ли испытывать тревогу, если в данном году мы повредили планету чуть меньше?

Дело в том, что в любом учебнике экономики на первой странице можно прочесть определение такого примерно вида: «Экономика – это наука, изучающая способы удовлетворения неограниченных потребностей человека в условиях ограниченности ресурсов». Такая парадигма прочно сидит в умах экономистов. Именно с этой точки зрения рассматривается экономистами вся деятельность человечества. Удалось ли за меньшее время, более эффективно и качественно произвести продукт или услугу: это является в глазах специалистов основным критерием успешности экономической деятельности. Но сегодняшняя экономика стоит перед противоположной задачей: возможности производства в мировой экономике превысили физические потребности человечества. Что делать в этих условиях?

Продолжение следует.


Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Quality 5-factors Investing Model

    Век живи, век учись! Этот лозунг явно адресован мне. Поскольку я нарушаю этот принцип постоянно. И поэтому постоянно открываю Америку. И только…

  • Ответ сток-пикера на вопрос начинающего инвестора

    Мне постоянно приходят письма с вопросами. Вот мой ответ одному новичку в хорошем для инвестиций возрасте - 22 года (вопрос его будет понятен из…

  • Алгоритм отбора акций

    По просьбе Павла Комаровского сформулирую принципы, которые лежат в основе формирования портфеля, опубликованного в посте "Мой…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments