gregbar (gregbar) wrote,
gregbar
gregbar

Category:

Хайек № 3, последний конспект по этой работе.

Вот Чиркунов пишет в своем ФБ:

"Есть разные взгляды на то, как должен быть устроен мир и общество. Есть люди, которые ставят в принципах организации обществ во главу угла справедливость. Есть те, которые считают главным эффективность. Вероятно, любое абсолютно справедливое общество не будет эффективным, а абсолютно эффективное -справедливым. Сегодня весь мир, и Россия не исключение, качнулся в сторону справедливости со всеми рисками нэффективности, которые этому сопутствуют. Меня это волнует."

Это не только Вас, Олег Анатольевич, это волнует профессиональных экономистов всего мира уже на протяжении века, как минимум. И вообще шараханья половины земного шара в 20-м веке сначала в социализм, потом - обратно в капитализм наглядно демонстрирует, что человечество никак не может для себя определиться с этим вопросом. Вернее, с ответом на него. Причем даже в тех странах, которые мы называем капиталистическими, типа США, тоже шараханья имеют место. Только немного в другой форме: то они увеличивают влияние государства на экономику и его прямое в ней присутствие, то уменьшают. А еще есть разные полусоциалистические Швеции с Норвегиями и Эмиратами.

Короче, вопрос Чиркунова не разрешили ни экономика с политологией ни мировая практика.


Тут есть один трудный момент. Человечеству всегда хотелось не только прогресса со всякими, как сейчас говорят, гаджетами, которые прогрессу сопутствуют: холодильниками, центральным отоплением, автомобилями, кинотеатрами, компьютерами и мобильниками - за это все человечество обеими руками. Это все построено благодаря эффективности, о которой говорит Чиркунов. Но человечеству также всегда хотелось и защищенности, спокойствия, стабильности (как у нас сейчас принято называть это состояние). Чтоб ничего плохого не происходило, чтоб с работы не увольняли, чтоб зарплату не уменьшали. Ну и шире, чтоб метеориты не падали и Земля не наталкивалась на небесную ось.


Это (частично) то, что Чиркунов называет "справедливость". Потому что точного определения справедливости нет. Точнее, оно для каждого свое. И часто, к сожалению это означает просто: чтоб мне, любимому,  было хорошо.

А с другой стороны, человек всегда хочет свободы. Можно ли совместить свободное общество с защищенностью его граждан? Или попадая в "защищенную зону" он автоматом лишается свободы? И будет ли в несвободном государстве эта защита мнимой или реальной? Вот и экспериментирует человечество, чтоб найти ответ на этот вопрос. Вот и кидается то туда, то сюда. На себе, можно сказать, экспериментирует. И пока ответа не находит.


Но часто трудность решения вопроса возникает от непонимания или не точного понимания терминов. Об этом замечательно говорит Хайек, в своей книжке, которую я уже пересказывал здесь и здесь. И сегодня (думаю - это последний мой пересказ из его "Дороги к рабству"; кого заинтересовало - сами прочтут) я  попробую изложить взгляд на проблему этого, очень умного, по-моему, человека.

Интересную цитату приводит Хайек в качестве эпиграфа к этой главе. "В стране, где единственным работодателем является государство, оппозиция означает медленную голодную смерть. Старый принцип - кто не работает, тот не ест - заменяется новым: кто не повинуется, тот не ест" Л. Д. Троцкий 1937 г.

И по существу темы. Надо различать два рода защищенности:ограниченную, которая достижима для всех и потому является не привилегией, а законным требованием каждого члена общества, и абсолютную защищенность, которая в свободном обществе не может быть предоставлена всем и потому не должна выступать в качестве привилегии некоторых.

В случае ограниченной защищенности речь идет от защищенности от тяжелых физических лишений, о гарантированном минимуме для всех. В обществе, достигшем такого уровня развития, как наше, ничто не мешает гарантировать всем защищенность первого рода, не ставя под угрозу свободу. Нет никакого сомнения, что определенный минимум в еде, жилье и одежде, достаточный для сохранения здоровья и работоспособности, может быть предоставлен каждому.
Это писалось в Англии в начале 40-х, сегодня этот список может быть расширен (примечание мое).

Цель защищенности второго рода - застраховать отдельные группы людей от того, что является нормой и случается сплошь и рядом в обществе, основанном на принципе конкуренции, - от уменьшения их доходов. Это по сути дела требование справедливого вознаграждения, то есть вознаграждения, соотнесенного с субъективными достоинствами человека, а не с объективными результатами его труда. Такое понятие справедливости несовместимо с принципом свободы выбора человеком своего жизненного поприща. В обществе, где распределение труда основано на свободном выборе людьми своих занятий, вознаграждение всегда должно соответствовать пользе, приносимой тем или иным тружеником в сравнении с другими, даже если при этом не учитываются его субъективные достоинства.

Всем понятна трагедия профессионала, чье мастерство, приобретенное порой в результате многолетнего учения, обесценивается внезапно каким-нибудь изобретением, имеющим несомненную общественную пользу. Когда доход человека падает, а надежды рушатся, хотя он трудился в поте лица и был мастером своего дела, это, несомненно, оскорбляет наше чувство справедливости. И когда пострадавшие требуют от государства "обеспечить" положенный им уровень дохода, требование это находит всеобщее сочувствие и поддержку. В результате правительства повсюду не только принимают меры, обеспечивающие тем, кто попал в такие обстоятельства, минимальные средства к существованию, но и гарантируют им получение стабильного дохода на прежнем уровне,то есть создают условия полной независимости от превратностей рыночной экономики.

Однако, если мы хотим сохранить свободу выбора занятий, мы не можем гарантировать стабильность дохода для всех. А если такие гарантии даются лишь части граждан, они оказываются в привилегированном состоянии, причем за счет остальных, чья относительная защищенность очевидно снижается. Нетрудно показать, что создание для всех людей гарантий стабильности их доходов возможно лишь при уничтожении свободы выбора жизненного поприща.

Если защищать тех, чей труд стал менее полезен в силу обстоятельств, которые они не могли предвидеть, компенсируя их убытки, и в то же время ограничить доходы тех, чья полезность возросла, то вознаграждение очень быстро теряет всякую связь с реальной общественной пользой. Оно будет зависеть только от взглядов авторитетных чиновников, от их представлений о том, чем должны заниматься те или иные люди и насколько хороши или дурны их намерения.

Решения, принимаемые в такой ситуации, не могут не быть произвольными. При этом разница в оплате не будет более служить стимулом, заставляющим людей совершенствовать свою деятельность в интересах общества. Более того, они даже не смогут судить о том насколько полезным могло бы стать какое-то усовершенствование в их работе.

Если перетекание людей из одной сферы деятельности в другую, необходимое в любом обществе, не будет стимулировано "поощрениями" и "взысканиями", то остается один путь: прямые указания.

При гарантированном уровне дохода человеку нельзя позволить ни ни оставаться работать на данном месте просто потому, что ему здесь нравится работать, ни выбирать работу по своему желанию.

Если мы предоставляем людям право выбора занятий,им необходимо дать какое-то простое мерило социальной полезности того или иного занятия. Наш мир устроен так, что только при условии личной заинтересованности люди готовы долгое время отдавать все силы работе.

Для успешного решения производственных задач необходимо, чтоб если работник уволен, то он должен исчезнуть и из платежной ведомости. В противном случае дисциплину  можно будет поддерживать только телесными наказаниями.

Однажды было верно замечено, что если при конкурентной экономике последней инстанцией является судебный исполнитель, то при плановой экономике - палач.


И несколько фраз в заключение, которые звучат, как написанные вчера, хотя писались они в 1942-1943 годах.


Итак, чем больше мы стремимся обеспечить всеобщую экономическую защищенность, заменяя рынок управлением, тем меньше оказывается реальная защищенность людей. И что гораздо хуже, это приводит к усилению контраста между положением привилегированной части общества и положением тех, кто лишен привилегий.

Когда только государственная служба обеспечивает положение в обществе, а исполнение служебного долга рассматривается как нечто несравненно более достойное, чем свободный выбор своего поля деятельности, когда выбор занятия вне государственной службы считается чуть ли не постыдным, трудно ожидать, что найдется много людей, предпочитающих защищенности свободу.

Когда все зашло так далеко, свобода превращается почти в издевательство, так как обрести ее можно, только отказавшись от всех земных благ. Люди, доведенные до такого состояния начинают думать, что "свобода ничего не стоит", и они с радостью принесут ее в жертву, променяв на гарантии защищенности.
Subscribe

  • Growth vs Value

    Почему-то попадает на глаза много аналитических рассуждений о сравнении акций роста с акциями стоимости. Пишут о том, как и почему акции роста стали…

  • Разноцветный портфель

    Мне по одному делу понадобилось недавно посмотреть в моей книжке Шаги 52 и 54, где я пояснял, как формировать портфель инвестора. Задача при…

  • Value Investing. Некоторые результаты.

    Получил интересное письмо. С разрешения автора - публикую. Здравствуйте, Григорий! Несколько лет назад, когда Вы еще писали серию заметок…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments