gregbar (gregbar) wrote,
gregbar
gregbar

Categories:

Давайте не будем обманывать друг друга и себя

Давайте не будем. Давайте посмотрим на происходящее простыми, спокойными, адекватными глазами - своими глазами, а не глазами великих идей, глядящих нами, как окулярами.

Давайте?

Ну, поехали. На Донбассе нет никакой войны добра со злом. С какой стороны ни посмотри.

Нет никакой освободительной войны русских ополченцев против гнета укронацистов. Нет никаких укронацистов. (То есть они есть, но их мало, и они благополучненько избегают войны. Маршировать с флагами куда безопаснее.) Нет никакого геноцида русского народа. Никто не собирается вырезать русских. Никому ни для чего это не надо. Ни для того, чтобы заселить опустошенные земли Донбасса этнически чистыми украми-колонистами из Западной Украины (уступающей Донбассу по плотности населения в 12 раз). Ни для того, чтобы добывать на опустошенных землях сланцевый газ: чего ее опустошать, если от газа люди и сами вымрут? Совершенно бесплатно вымрут, без затрат на войну. (Ведь мы же включили голову, да?)

Война на Донбассе не имеет заявленного предмета. Он выдуман. В рамках данных вопросов война беспредметна. Воюют не поэтому и не за это.

Произнесли? Все хорошо? Поехали дальше. Нет никакой освободительной войны защитников Украины против путинских наемников. Нет никаких путинских наемников. (То есть они есть, но их так мало, что они не определяют искомое "против кого".) Нет никакой необходимости в них стрелять, попадая в мирных жителей. Нет никакой необходимости с ними воевать. Возможность договориться с ними в рамках правового поля была и есть, но ею не воспользовались и не пользуются. Эта война не закономерна, а высосана из пальца. Это грандиозный спектакль с участием живых гладиаторов всех полов и возрастов. Нет, как минимум, 70% заявленных ударов террористов по жилым кварталам: к чему им прицельно бить по своим же? Чтобы подставить укров? К чему так неэкономно тратить боеприпасы, время, репутацию и тыловой резерв? (Мы же включили голову, да?)

Нет никаких террористов, наконец. Террорист – тот, кто совершает бессмысленные убийства (теракты), чтобы запугать некую часть населения: власть, народность, социальный слой. Или всех вместе. Если бы донецкие сепаратисты были террористами, они бомбили бы города Центральной и Западной Украины, взрывали бы украинских чиновников, преследовали бы украиноговорящих. У них нет такой тактики – ирландской и баскской тактики, тактики «напугаем и прогоним». Они ведут себя иначе (хоть и все равно плохо и преступно). Но с ними можно и нужно договориться: на кону человеческие жизни. Которые не ценятся ни во грош ни теми, ни другими.

Нет ни укронацистов, ни террористов, ни восстания против геноцида русских, ни борьбы с путинской агрессией. Все это есть только в новостях и прокламациях.

А что же есть на самом деле?

Попробуем перечислить по порядку. Во-первых, есть лажа. Исконная, неизбывная, непреодолимая отечественная лажа - общее для Украины с Россией наследство.

Давайте откровенно: хоть в чем-то, что «у нас и у вас» делалось, ее не было? Тем более в крупных проектах, втягивающих в себя всю страну? Все, что делается, все «то, что получилось», получилось не так, как было задумано. Судить о наших (и ваших) намерениях по результату – дохлое дело. Хотели попасть в террористов – попали в жилой дом. Промахнулись маленько. И никто не заморачивается: ничего, спишем на террористов - сами себя, мол, высекли. Хотели попасть в укров – попали в свою же больницу, в автобус, в малазийский самолет, наконец. И ничего: спишем на укров. Все знают, что они бомбят больше. Хотели охранить русичей Донбасса от озверевших нацистов, а на деле принесли им такую беду, о какой никто и помыслить не мог, включая самих нацистов (которых нет или почти нет). Хотели освободить соотечественников от террористов, а на деле освобождаем Донбасс от тех и других. Чтобы освобождать адресно, нужно работать лучше, точнее, ответственнее, а мы так не привыкли.

Лажа превращает в говно все хорошие проекты. Что уж говорить о тех, которые были говном с самого начала? Выходит не просто говно, а мегаговно, говно в кубе.

Во-вторых, есть великие идеи. Вот такие, за которые не жалко жизнь отдать.

Например: спасти братьев-русичей от зверей-укров, жгущих заживо Беркут и одесситов, убивавщих за русский язык, жрущих конечности москалей, лизавших жопы фашистам и предававших Матушку-Россию на протяжении всей своей т.н. истории. Охранить Веру Православную от тех же укров, молящихся пиндосскому сатане. А то как же иначе? Придут, вырежут поголовно женщин и детей, продадут нашу землю Обаме, запретят русский язык, переоборудуют Православные Храмы под сатанинские святилища и будут венчать там пидаров?

Или: спасти неньку-Украину от Путлера и от России, которая всегда виновата во всех бедах Украины. Выгнать поганых колорадов, чтобы слиться, наконец, в прогрессивном экстазе с Европой, которая обязательно поможет нам построить Одну-Єдину Вільну Країну, причем совершенно бесплатно.  А то как же иначе? Придет Путлер – и опять будем в говне жить (все говно ведь из России, своего не делаем). Будем все рабами Империи, будем говорить только на русском языке (мы, правда, и так на нем говорим… но ведь добровольно ведь! И украинский все равно лучше.)

Постсоветское общество изголодалось по великим идеям. Слишком долго колбаса была главной, слишком большая обида накопилась… на кого? Конечно, на врагов! Это они виноваты в том, что мы жили, как трава, забыв о вечном. Но нет! Есть сильные, могучие эмоции, сотрясающие душу; есть то, что важнее колбасы, работы, дома и даже жизни. (Моей, а следовательно – и не только.) Великая идея велика тем, что я в ней себе нравлюсь. Я в ней получаюсь возвышенный, благородный и жертвенный, прям как в кино. Грань между кино и жизнью, называемая «здравым смыслом», глушится: великая идея – анестетик разума.

В-третьих, есть упрямство. Нашла коса на камень, заклинило, зациклило, закоротило – и наглухо.

Позиция каждой из сторон имеет объяснимые корни. Каждую сторону можно понять (но не простить). Луганск и Донецк пытались достучаться до Киева, опьяненного майданной эйфорией, и объяснить, что их пугает. Даже если страхи были безосновательны, долг власти – это объяснить и доказать. Глухо. Им было отказано в законном референдуме. Всплеск бандеровщины, кратковременный, но откровенный, был для Донбасса ровно таким ужасом, какой позволяет убивать, потому что сама бандеровщина в донбасском сознании накрепко связана с Гитлером. Портрет Бандеры на Майдане = провоглашению Украины новым Рейхом. Святая святых для дончанина – Великая Отечественная Война, а Майдан – кошмарная реинкарнация побежденного врага. Саурон воплотился в новом теле.

Киев долго испытывал терпение дончан, напуганных призраками Бандеры, но когда оно лопнуло – отреагировал на это так, как имел право. Более того – так, как был обязан отреагировать. То, что страна блюдет свою целостность, естественно и законно. Более того – естественно и законно то, что она подавляет вооруженный сепаратизм оружием же. Ожидать иной позиции от страны – не только от Украины, но и от любой другой – глупо.

Другой вопрос: что сделал Киев, чтобы предотвратить конфликт и последующую войну? Ничего. Но это – вопрос не правовой, а этический. А с этикой дружат далеко не все страны и правительства, и обыкновенно, увы, именно это, а не противоположное.

И – пошло-поехало. Каждая сторона уверена в своем правом деле; каждая сторона не слишком озабочена реверансами в адрес другой; каждая сторона твердо знает, что на Все Это она имеет право. Все правы. В результате гибнут мирные обыватели, которым нет никакого дела ни до чьей правоты.

В четвертых, есть кукловоды и их деньги. Ужас Донбасса перед призраком Бандеры был мгновенно подцеплен, раскручен, усилен во сто крат – и теперь никто никогда не докажет активистам ДНР, что всплеск бандеровщины давно кончился (не в последнюю очередь благодаря им), что никто не будет их резать, и что они воюют за ветряные мельницы (чужие к тому же).

Кем раскручен и усилен? Конечно же, Россией. «Докажите!» - орут россияне-патриоты. Чтобы доказать это, не нужно громоздить факты – достаточно уже того, что слова «Россия», «россияне», «русский» и прочие – краеугольный камень всей идеологии «Новороссии». Таких совпадений не бывает, и попробуйте доказать обратное.

Россия и сама показывает себя плохой. Но это полбеды. Беда в том, что есть Запад, которому выгодно показать ее еще хуже. Для этого нужно утрировать всякую российскую гадость в тысячах кривых зеркал – и сделать так, что единственной адекватной реакцией на нее окажется бомбежка. Бомбежка провоцирует Россию на новую гадость, пожирнее прежней; соответственно, она утолщается в кривых зеркалах, и – на колу мочала, начинай сначала. Россия – зверь, брызжущий слюной; а Запад дразнит ее Украиной, как тряпкой, доводя до исступления.

Украина в этой истории показывает себя еще хуже, потому что у нее нет ни реальной мощи Запада, ни потенциальной (культурной и географической) мощи России, а есть только одна сплошная лажа, в которой Украина уже захлебнулась так крепко, что само слово «Украина» стало синонимом бессмысленной жестокости. Никогда еще Украина не знала такого позора.

В-пятых, есть преступная халатность. Донбасский конфликт можно решить и без бомбежек (которые мимо цели), но это трудней, изощренней, затратней. Мы делаем то, что легче, привычней и дешевле: палим «туда» - авось попадем, кроме дома престарелых, и во врага. Да и треску больше. А треск всегда можно списать на Россию. Тем более – она ведь реально трещит. Кто в суете разберет, где мы трещим, а где они?

В-шестых, есть обычная в таких случаях охота на ведьм. В плену у сепаратистов – 800 с гаком человек, и это только подтвержденная статистика. Сепаратисты пытают и расстреливают – за то же, за что пытали и расстреливали все армии мира. Украинская армия, освободившая Славянск, арестовывает все, что движется и похоже на мужской пол: раз остался в городе – значит, сепаратист. Искоренение измен и предательств с двойной и тройной перестраховкой (лучше казнить лишних – вернее будет) – обычная практика любой войны.

В итоге:

- тысячи жизней;

- миллиардные убытки;

- разрушенная инфраструктура;

- потоки чудовищной лжи со всех сторон.

Когда УНИАН убедительно рассказывает, что террористы сами объявляют воздушную тревогу, сами же выводят жителей на улицы и сами же бомбят их в этот момент, чтобы все это списать на укропов (мы ведь еще не выключили голову, да?), - тогда ясно, что все очень плохо. И плохо именно в Украине, а не только за ее пределами.

Луганск полностью без света. Продукты заканчиваются. Топливо заканчивается: еще пару дней - и больные, подключенные в больницах к всевозможным электрическим агрегатам, обречены. (А их десятки.) Каждый день гибнут люди – и солдаты, и мирные жители. На очереди – масштабная бомбежка Донецка, которой не избежать. Соответственно, десятки и сотни жизней.

Можно ли остановить это?

Можно. Можно прекратить бессмысленную войну, договориться, пойти на взаимные уступки. Порошенко в своем мирном плане предложил дончанам все, чего они требовали в феврале.

Но никто на это не пойдет. Помешают три вещи, которые никто никогда еще не побеждал: деньги, азарт и великие идеи. Вера в ветряные мельницы. Эти вещи сцеплены: деньги питают веру, вера питает азарт, азарт питает деньги. Круг замкнулся.


отсюда

Subscribe

  • Ответ сток-пикера на вопрос начинающего инвестора

    Мне постоянно приходят письма с вопросами. Вот мой ответ одному новичку в хорошем для инвестиций возрасте - 22 года (вопрос его будет понятен из…

  • Алгоритм отбора акций

    По просьбе Павла Комаровского сформулирую принципы, которые лежат в основе формирования портфеля, опубликованного в посте "Мой…

  • Мой портфель

    В комментах на мой вчерашний пост в клубе Rational Answer ("Давайте, создадим сообщество сток-пикеров!") Александр Силаев предложил…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments