gregbar (gregbar) wrote,
gregbar
gregbar

Categories:

Я родился ...

Я родился в 1948-м. Бэби-бумер, так сказать. В Советском Союзе тоже был бэби-бум. Мужики приходили с войны, женились, рожали детей. И мой папа поступил так же. По-моему, правильно!

Первые 3 года я жил на улице Решетникова. Сейчас от нее остался небольшой обрубок. А тогда это была полноценная улица. Она пересекала Ленина в районе Горьковской библиотеки. Библиотека и другие дома перегородили и почти ликвидировали ее теперь. Только около Орджоникидзе (Монастырской) она слегка осталась. А мы жили на пересечении Решетникова с Коммунистической (теперь снова Петропавловская). Там на 2 этаже большого деревянного дома в одной комнате (ее снимали у хозяина, который жил на 1 этаже) жили: мы с мамой и папой, мамины родители и ее 2 сестры. Так что скучно, похоже, не было.

Но я ничего почти не помню из этой жизни. Сильных воспоминаний три. Первое, что лестница со второго этажа смотрела прямо на двор. Она бала одномаршевая, широкая и крутая. А внизу белел, светился прямоугольник улицы. Это был внешний мир. Свобода и немного страшно.

Во дворе жил бешеный петух. Его все так и звали: Бешеный петух. Были еще, наверно, и другие. Но мне запомнился только этот - Бешеный. Он однажды налетел сзади на меня, запрыгнул на плечи и стал долбить в голову. Я очень испугался.

Еще помню, как деда Муля брал меня с собой в пивную. Он давал мне один свой указательный палец, который я брал всей рукой, и говорил: "Пошли".  Шли мы не долго. На углу Решетникова и Ленина в подвальчике располагалась пивная. Спускались мы и попадали в другой мир. Мраморный пол был покрыт слоем белых сначала, а потом все более серых опилок. Когда они совсем пачкались, половой их сметал большой щеткой и засыпал свежие. Опилки вкусно пахли. В небольшой пивной был прилавок и несколко круглых высоких столиков. Столешницы  их были мраморными. За столиками стояли и громко разговаривали взрослые мужчины. Женщин не было вообще. Мужики пили пиво. Дед покупал себе пиво, а мне конфетку Ромашка. Иногда давал отхлебнуть глоток пива.

Вот и все, что я помню про дом на улице Решетникова.

А потом мы переехали к собственный дом папиных родителей. Их, моих бабушки и дедушки, уже не было в живых. Дед умер, когда я только родился. А бабушка пошла вслед через 3 месяца. Говорят, она не смогла без деда жить. Дом был небольшой 6 на 5. Жили в нем все: папин младший брат Сема, старшая сестра Нина и мужем Мишей (вторым, первый, Абраша, погиб на войне, в Венгрии) и мы с мамой и папой. У нас была отдельная комната 7 метров. Но это уже совсем другая жизнь началась. Отдельно надо описывать. Потом, как-нибудь...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments