gregbar (gregbar) wrote,
gregbar
gregbar

пора меняться

Два текста на французскую тему. С обоими согласен.

Первый


Оригинал взят у mi3ch в пора меняться

Возвращаясь к теме расстрела карикатуристов во Франции. Это не первый случай и увы – не последний.
Все это грозит и нам. У нас свои религиозные экстремисты, которые срывают неугодные им концерты и спектакли и избивают несогласных. И это только начало.

Мне кажется, что нужно менять общественный договор – это в интересах всех. И православных, и мусульман, и представителей любых других конфессий и атеистов. Это прежде всего в интересах верующих. Если они не хотят христианских погромов в мусульманских регионах страны и мусульманских погромов – в христианских районах. А все идет именно к этому.

Что, как мне кажется, нужно сделать.
1. Свобода слова – высшее достижение цивилизации. Ее ограничение обходится обществу слишком дорого. Сегодня нельзя смеяться над Аллахом и Иисусом, завтра – над президентом, потом нельзя будет сомневаться в выбранном пути развития, а закончится это тем, что ретивые неофиты будут проверять – носите ли вы крестик и избивать тех, кто проходит мимо храма не перекрестившись.

Нет. Смеяться можно над чем угодно. И ставить под сомнение любую доктрину – тоже можно. Именно поэтому я считаю несусветной глупостью законы, гарантирующие тюремные срока за сомнения в Холокосте или за отрицание геноцида армян. Это мина, заложенная под свободу слова. От этих глупостей нужно отказаться. Вы считаете, что Холокост придумали евреи? Вот вам архивы, вот музей Яд Вашем, вот хроника из Бабьего Яра. Нужно уметь спорить с идиотами.

Именно свобода слова и гарантирует свободу религиозного выбора. Религия – это осознанный выбор взрослого человека. Но будьте готовы – на телевидении будут не только благостные религиозные передачи, будут и атеистические программы. Промаркированные соответствующим значком


2. Нужно провести четкую разделительную линию. Атеисты не лезут со своей пропагандой и перформансами в церкви и мечети, верующие забывают про школы и институты. Нечего им делать в образовании. Хотите устроить воскресную школу или институт изучения ислама – пожалуйста. За свои деньги. Ни копейки от светского государства вы не получите. И от министерства культуры – ничего. Вы не имеете к культуре никакого отношения. Вы не культура, вы – религия. Если храм используется как исторический музей – о нем заботится государство. Если он передается на церковный баланс – все сами.

3. Вас и вашего Бога оскорбляет чье-то мнение или рисунок? Я писал, что я думаю про ваши обиды. Для староверов троеперстие – оскорбление. Любой журнал, телевизионная передача или спектакль, который касается религиозных вопросов, должен маркироваться специальным символом. Осторожно! Ваши тонкие религиозные чувства могут быть задеты. Не ходите на эти спектакли и не читайте этих журналов и у вас не возникнет искушения убить кого-то за оскорбление ваших чувств.

4. Но и церкви придется выйти из тени. То, как ребята из РПЦ ведут сегодня свой бизнес – недопустимо. И не думайте, что если нынешняя власть сегодня закрывает глаза на ваши шалости, это будет сходить вам с рук и в дальнейшем. Напомню, что основатель вашей конфессии лично изгонял торговцев из храма.

Вы должны будете поставить кассовой аппарат во всех своих торговых точках. И платить все налоги. И ставить пробу на все ваши ювелирные изделия. И вывести из тени ваш колоссальный похоронный бизнес. И перестать заниматься обналичкой. И еще очень много чего. И не будет у вас больше такой кормушки – десять миллиардов рублей на проведение праздничных торжеств в честь 700-летия преподобного Сергия Радонежского. И безумной программы – 380 храмов в шаговой доступности с бесплатной землей – тоже не будет. Вам придется за все платить самим.
И никаких перекрытый улиц для праздничных намазов не будет. Нужна вам мечеть – собирайте деньги, покупайте участок земли в городе и стройте свою мечеть. Не надо молиться на мостовой. И резать баранов к празднику в городе вы тоже не будете.

Вот на таких условиях возможно мирное существование светского государства и религиозных конфессий.
И не надо повторять сказки про 85% верующих в стране. Даже самые важные религиозные праздники посещает 5-7% россиян. Не более
Второй

отсюда
Все это потакание истерикам "ах, наши чувства оскорбили, быстро умоляйте о прощении, а то мы забьем вас камнями" приводят в конечном итоге вот к этому.

Если можно посадить на два года девчонок за "оскорбительную" песенку.
Если можно преследовать уголовно за "оскорбительную" трактовку истории, будь то отрицание Холокоста или отрицание безупречности и непогрешимости советских воинов-освободителей.
Если можно травить ученого за "оскорбительную" рубашку.
Если все эти массовые истерики поддерживаются государствами и просвещенной общественностью, почему нельзя кому-то в конце концов уже пойти и пресечь саму возможность дальнейших "оскорблений" на корню, чтоб потом никому не повадно было?

Сейчас правые начнут оседлывать волну в сторону мусульманских фанатиков, которые хотят диктовать Европе свои правила, и вообще по жизни такие. Левые скажут, что ислам ни при чем, а европейцы сами виноваты, поскольку колонизаторы.
А может, наоборот.
Все  давно уже перепуталось.
В России особенно: здесь те, кто вроде как сильно не любит мусульман, одновременно сами мечтают карать за оскорбление своих православных и патриотических чувств, поэтому им будет немного сложно, но они как-нибудь да выкрутятся.

При этом везде и всюду как будто уже нормой стало, что взрослые люди перестали различать чувства, сколь угодно оскорбленные, и реальный ущерб. Мыслепреступление (словопреступление, картинкопреступление, рубашкопреступление) и реальное насилие. Отдельным пунктом перестали различать прямое оскорбление и такое, когда, чтоб оскорбиться, надо сначала специально купить журнальчик или найти в ютубе ролик, всмотреться пристально, кто как одет, потом хорошенько пофантазировать (а что, если кто-то, увидев и услышав вот это, вдруг решит,  что...) и уж тогда оскорбляться по полной, как в анекдоте про старушку: если встать у окна на табуреточку, и вот так изогнуться, то увидишь тааааакое!

Нормой стала психопатия, для которой границы между "чуйствами" и реальностью не существует, "чуйства" являются безусловным, не подлежащим критике и анализу руководством к действию.
Это состояние оскорбленности, в котором все дозволено, состояние истерики, особенно коллективной - оно на самом деле очень сладостно,  это измененное состояние сознания, опьянение собственной обидой и правотой, своего рода наркотик. Можно все, можно отпустить тормоза и отдаться потоку "священного" гнева. На этом основаны  99% процентов успеха "профессиональных психопатов" а-ля Жириновский  - они делаю и говорят то, что слушатели хотели бы, но не смеют.  Истерика привлекательна, она соблазняет возможностью сбросить все пошлые ограничения самоконтроля и приличий, она дает возможность Тени вырваться наконец на свободу и заговорить в полный голос. И Тень оказывается тем более могучей и безжалостной, чем дольше она просидела за фасадами лицемерия, "защиты прав униженных" , "восстановления справедливости", "великого служения" и прочего в таком духе.
Если эта истерика еще и постоянно получает позитивное подкрепление (заверещи погромче и помассовей - и все будет так, как ты велишь), стоит ли удивляться, что этот паттерн только разрастается, становится все более выраженным. Обида так легко и естественно переходит в насилие, ах, этот славный треугольник Карпмана, как стремителен бег по нему!

Истерики как инфантильный способ заявлять о своих интересах могут быть свойственны и отдельному человеку, и группам людей, особенно объединенных идеей "нас все обидели и нам все должны".
За таким восприятием себя и мира обычно стоят реальные травматические события, реальная боль, реальная несправедливость. Сами по себе чувства могут быть действительно сильными и неприятными, это может вызывать сочувствие, можно - и нужно - обсуждать, как помочь тем, кто чувствует себя обиженными, как выразить им поддержку, как исправить несправедливость. Особенно хорошо это получится, если пострадавший перестанет блажить и упиваться собственной обидой, а внятно сформулирует свои интересы и будет готов к переговорам с другими людьми, у которых тоже есть интересы.
Мы можем сочувствовать, например, человеку с посттравматичнеским синдромом, который он получил в горячей точке, но это не дает ему права запугивать и терроризировать свою семью или соседей. Мы можем признавать несправедливость и дискриминацию по отношению к какой-то общности, в прошлом или настоящем, но это не дает самой общности права на буллинг, на травлю любого, кто усомнится в ее священной правоте или в догматах ее верований, и уж тем более на применение силы.

Нельзя давать обиженному индульгенцию делать все, что угодно, раз он обижен. Нельзя превращать обиженность в валюту, которую можно легко обратить в пряники для себя и в кнут для окружающих. Хотя бы потому, что тогда будет слишком много заинтересованных в том, чтобы поток обид не иссякал никогда.
Если  государство и общество начинают подыгрывать истерикам, если чьи-то оскорбленные чувства  начинают конвертироваться в запреты на реализацию основных прав и свобод, в запрет на профессию, в уголовные преследования - жди беды.
Потому что предельный способ прекратить оскорбления и спасти наконец невинных жертв - это убить обидчика. А чего вы хотели?
Subscribe

  • Как реализуются прогнозы?

    Выполнил домашнее задание, которое мне посоветовал сделать Ilya Roslyakov в комментарии к моему посту «Чистый proof». Он посоветовал…

  • ЧИСТЫЙ PROOF

    К вопросу о бессмысленности попыток переиграть рынок с помощью одиночного отбора акций. Два с половиной года назад, 21 декабря 2018 года, когда…

  • Отчёт за 3,5 года: не так плохо пока

    Прошло полгода 2021. Как всегда, буду делится результатами. В последнее время опять слышу довольно много строгой критики со стороны…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments