gregbar (gregbar) wrote,
gregbar
gregbar

Categories:

Историку Александру Янову - 85 лет!

Александра Янова я почитываю давно и с неизменным интересом. Он не только отлично знает русскую историю, но умеет также ставить правильные вопросы сегодняшнего дня, на которые история России позволяет дать ответ с опорой на прочный фундамент уже былого в нашей стране. Вот и в этой заметке Янов дает ретроспективный взгляд на две очень важные проблемы сего дня.

Оригинал взят у philologist в Историку Александру Янову - 85 лет!
Сегодня исполняется 85 лет советскому и американскому историку и публицисту Александру Львовичу Янову. Александр Янов родился в 1930 году в Одессе. Окончил исторический факультет МГУ в 1953 году. Работал директором средней школы в городе Сталинск. Был разъездным спецкором «Литературной газеты» и «Комсомольской правды». Объехал полстраны. Печатался в «Новом мире», «Молодом коммунисте», «Вопросах литературы» и «Вопросах философии». Занимался историей славянофильства. Защитил диссертацию «Славянофилы и Константин Леонтьев. Вырождение русского национализма. 1839—1891». Написал 2000-страничную «Историю политической оппозиции в России», которая, несмотря на объём, широко разошлась в самиздате.



Покинул СССР в октябре 1974 года под давлением КГБ. Эмигрировал в США, где с 1975 года преподавал русскую историю и политические науки в университетах Техаса (Austin), Калифорнии (Berkeley) Беркли, Мичигана (Ann Arbor Энн-Арбор), Нью-Йорка (CUNY). Прошёл всю американскую академическую лестницу — от инструктора до полного профессора. Доктор исторических наук. Последняя должность: профессор политических наук в аспирантуре Нью-Йоркского городского университета. Опубликовал около 900 статей и эссе в советской, американской, английской, канадской, итальянской, российской, израильской, польской, японской и украинской прессе, а также около 20 книг в пяти странах на четырёх языках.



Последняя книга Янова вышла в прошлом году: Русская идея. От Николая I до Путина. В 2-х книгах. Книга 1. 1825—1917.Книга 2. 1917—1990. М.: Новый Хронограф, 2014.

В октябре 2004 года сайт Полит.ру опубликовал статью Янова "Выбор России. Возрождение либерализма или «выпадение» из Европы". Приведу из нее несколько фрагментов.


Выпадения России из Европы

"Говоря о русской истории, Юрий Михайлович Лотман предложил однажды великолепную метафору. Смысл её такой: история эта отличается от истории других европейских стран тем, что меньше всего походит на поезд, плавно катящийся к месту назначения, скорее на странницу, бредущую от перекрестка к перекрестку, заново выбирая путь. Здесь многое угадано верно. Хотя, конечно, как каждая метафора, не совсем точна и эта. Потому прежде всего, что и в прошлом европейских соседей России были свои откаты назад, свои свирепые контрреформы, свои драмы, перераставшие порою в убийственные религиозные и гражданские войны. Чего в этом прошлом, однако, не было, это периодических сомнений в том, принадлежат ли они вообще к европейской семье народов, к тому, что на исходе средневековья называлось Christendom, т.е. единой христианской цивилизацией. Не было таких сомнений ни у православных греков, ни у протестантов-шведов, ни у католиков-поляков. Подобно парижанину, который, оказавшись, допустим, в Лондоне, осознает себя французом, а где-нибудь в Тегеране европейцем, ни грек, ни швед и ни поляк не испытывали ни малейших колебаний, идентифицируя себя как европейцев. А вот русские такие колебания иногда испытывали и сомнения в своей принадлежности к Christendom их посещали.

Больше того, в прошлом России бывали – и не раз – случаи, когда сомнения эти достигали такой интенсивности, что страна просто выпадала из европейской истории. На время, конечно, не навсегда, но порою затягивались эти её «выпадения» на несколько поколений. В такие периоды Россия вдруг воображала себя некой отдельной от Christendom «цивилизацией», идущей своим особым путем -- со своей собственной наукой, культурой и только ей присущими ценностями. Известный русский историк А.Е. Пресняков даже назвал одно из таких «выпадений» (в царствование Николая I между 1825 и 1855 годами) «золотым веком русского национализма, когда Россия и Европа сознательно противопоставлялись как два различных культурных мира, принципиально разных по основам их политического, религиозного, национального быта и характера». Пресняков, конечно, преувеличивал. Николаевское царствование было в лучшем случае лишь серебряным веком русского национализма. Золотой его век (в Московии XVII столетия) подробно описал для нас сам мэтр русской историографии Василий Осипович Ключевский. Согласно ему, страна тогда вообразила себя «единственно правоверной в мире, свое понимание божества исключительно правильным, творца вселенной представляла своим собственным русским богом, никому более не принадлежащим и неведомым».

Для нас, впрочем, важно здесь лишь то, что как в золотом, так и в серебряном веке русского национализма Россия не только «отрезалась от Европы», по старинному выражению Герцена, но и противопоставляла себя ей. Дело доходило до анекдотов. Например, в Московии официально были объявлены «богомерзостными» геометрия и астрономия, вследствие чего земля считалась четырехугольной. В николаевские времена под запрет попала философия. Ибо, как авторитетно объяснил министр народного просвещения князь Ширинский-Шихматов, «польза философии не доказана, а вред от неё возможен». И потому «впредь все науки должны быть основаны не на умствованиях, а на религиозных истинах, связанных с богословием». В сталинские времена – в бронзовом, если хотите, веке русского национализма – роль «богомерзостной» геометрии играла генетика. Анекдоты анекдотами, однако, но запреты эти были отнюдь не безобидны. Ибо «выпадая» из Европы, выпадала тем самым Россия и из мировой науки, просвещения и вообще цивилизации. На практике четырехугольная земля -- во времена Ньютона, после Коперника, Кеплера и Галилея – означала не только «духовное оцепенение», как описывал умственную жизнь Московии главный идеолог классического славянофильства Иван Киреевский, но и тотальное отставание от культурного мира. И жесточайшую деградацию страны. И так было при каждом «выпадении» России из Европы, при каждой её попытке пойти своим, отдельным от Christendom путем. Все они без исключения заканчивались одним и тем же – историческим тупиком и «духовным оцепенением»".

О миссии российских либералов

"Первое.  Шансы есть, если либералы вовремя поймут, что главный фронт их борьбы проходит сегодня не там, где они безнадежно слабы, но там, где они неизмеримо сильнее неоконсерваторов. Другими словами, не в области политики, а в области культуры. Политически в сегодняшней ситуации важно на самом деле лишь одно: концентрация всей власти в стране в руках президента делает будущее России непредсказуемым. Просто потому, что президент живой человек, а с человеком всё может случиться. В самом деле, кто возьмет на себя смелость предсказать, что будет с Россией и с её нынешним курсом в мировой политике, если, пронеси Господи, что-то и впрямь случится с Путиным? Невозможность ответить на этот вопрос делает его внутреннюю политику, приведшую к такому положению дел, заботой мирового сообщества, которому, хочет оно этого или не хочет, придется с этим разбираться. Тем более, что внутри России повлиять на это никто все равно не может. И уж меньше всего либералы. С другой стороны, вспомним уроки Чаадаева, стать необратимыми могут эти изменения режима лишь в случае, если эпигонам удастся их «переворот в национальной мысли».

Второе. Шансы есть, если либералы сделают из этого положения вещей единственно логичный вывод, что действительная их задача заключается не столько в борьбе с внутриполитическим курсом режима, сколько в предотвращении такого «переворота». Для выполнения этой задачи требуются лишь две вещи: а) интеллектуально разгромить неоконсерваторов (для чего необходимо отказаться от интеллигентского снобизма и преодолеть естественную брезгливость к пропаганде эпигонов. Тем более, что ведется она сегодня не только в прессе, в кино и на телевидении, но практически во всех областях культуры, не исключая историографии или литературоведения; понять, что в лице эпигонов либералы имеют самых, пожалуй, серьезных противников, от активности которых зависит вся неоконсервативная амуниция опричной элиты). И б) используя свое многократное интеллектуальное превосходство над эпигонами, сделать их посмешищем в глазах интеллигентного электората и студенческой молодежи. Эта задача выпала бы, понятно, на долю гильдии сатириков. Фигурально говоря, я не могу заставить публику смеяться над Нарочницкой и её единомышленниками, а Жванецкий может.

Третье. Шансы есть, если либералы смогут убедительно и по возможности документально доказать публике, причем не только в России, но и, это не менее важно, на Западе, что действительно опираются на старинную европейскую традицию русской политической культуры, тогда как эпигоны – лишь на опыт «выпадений» России из Европы.

Я не знаю, сумеют ли российские либералы воспользоваться всеми этими обстоятельствами. Знаю лишь, что, кроме них, никто в России сделать это не сможет".

Полностью статью можно прочесть здесь: http://www.polit.ru/article/2004/10/06/janov/



Subscribe

  • Ответ сток-пикера на вопрос начинающего инвестора

    Мне постоянно приходят письма с вопросами. Вот мой ответ одному новичку в хорошем для инвестиций возрасте - 22 года (вопрос его будет понятен из…

  • Алгоритм отбора акций

    По просьбе Павла Комаровского сформулирую принципы, которые лежат в основе формирования портфеля, опубликованного в посте "Мой…

  • Мой портфель

    В комментах на мой вчерашний пост в клубе Rational Answer ("Давайте, создадим сообщество сток-пикеров!") Александр Силаев предложил…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments