gregbar (gregbar) wrote,
gregbar
gregbar

Category:

Иосиф Бродский

Диалог с судьей, когда Бродского осуждали за тунеядство:





Судья: Ваш трудовой стаж?




Бродский: Примерно…




Судья: Нас не интересует «примерно»!




Бродский: Пять лет.




Судья: Где вы работали?




Бродский: На заводе. В геологических партиях…




Судья: Сколько вы работали на заводе?




Бродский: Год.




Судья: Кем?




Бродский: Фрезеровщиком.




Судья: А вообще какая ваша специальность?




Бродский: Поэт, поэт-переводчик.




Судья: А кто это признал, что вы поэт? Кто причислил вас к поэтам?




Бродский: Никто. (Без вызова). А кто причислил меня к роду человеческому?




Судья: А вы учились этому?




Бродский: Чему?




Судья: Чтобы быть поэтом? Не пытались кончить вуз, где готовят… где учат…




Бродский: Я не думал… я не думал, что это даётся образованием.




Судья: А чем же?




Бродский: Я думаю, это… (растерянно) от Бога…




Судья: У вас есть ходатайства к суду?




Бродский: Я хотел бы знать: за что меня арестовали?




Судья: Это вопрос, а не ходатайство.




Бродский: Тогда у меня нет ходатайства.





Я входил вместо дикого зверя в клетку,
выжигал свой срок и кликуху гвоздем в бараке,
жил у моря, играл в рулетку,
обедал черт знает с кем во фраке.
С высоты ледника я озирал полмира,
трижды тонул, дважды бывал распорот.
Бросил страну, что меня вскормила.
Из забывших меня можно составить город.
Я слонялся в степях, помнящих вопли гунна,
надевал на себя что сызнова входит в моду,
сеял рожь, покрывал черной толью гумна
и не пил только сухую воду.
Я впустил в свои сны вороненый зрачок конвоя,
жрал хлеб изгнанья, не оставляя корок.
Позволял своим связкам все звуки, помимо воя;
перешел на шепот. Теперь мне сорок.
Что сказать мне о жизни? Что оказалась длинной.
Только с горем я чувствую солидарность.
Но пока мне рот не забили глиной,
из него раздаваться будет лишь благодарность.


Изучать философию следует, в лучшем случае, после пятидесяти. Выстраивать модель общества — и подавно. Сначала следует научиться готовить суп, жарить — пусть не ловить — рыбу, делать приличный кофе. В противном случае, нравственные законы пахнут отцовским ремнём или же переводом с немецкого.

Иосиф Бродский
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments