gregbar (gregbar) wrote,
gregbar
gregbar

Category:

Айн Рэнд. Этика объективизма.

Введение. Добродетель эгоизма.


Обычно слово «эгоизм» используется людьми как синоним зла; оно связано с образом  кровожадного дикаря, который готов для достижения собственных целей идти по трупам, не обращает внимания ни на кого другого и стремится лишь к удовлетворению собственных низменных желаний.

Однако подлинное значение этого слова, которое можно найти в любом словаре, это: «забота о своих собственных интересах».

Это понятие не подразумевает моральной оценки; оно не дает вам указаний на то, хорошо или плохо заботиться о собственных интересах; точно так же, как не дает определения, в чем же конкретно эти интересы состоят. Ответить на эти вопросы должна этика.

Образ жестокого дикаря создан этикой альтруизма; это ответ, который заставляет человека принять два бесчеловечных принципа:

1)   что забота о собственных интересах – это зло, вне зависимости от того, в чем именно эти интересы заключаются;
2)   что любая деятельность дикаря по факту является чем-то, что он делает исключительно ради своей пользы (которой альтруисты призывают человека жертвовать ради пользы ближнего).

Альтруизм объявляет любое действие, предпринятое ради выгоды других, хорошим, а любое действие, выполненное ради собственной выгоды, - плохим. Таким образом, единственный критерий моральной ценности – это кто именно получает от действия пользу, и значит, пока действия человека полезны для кого угодно, кроме него самого, они должны считаться добром.

Отсюда отвратительное отсутствие морали, постоянная несправедливость, двойные стандарты, которые характерны для человеческих обществ на протяжении всей истории, при всех вариантах альтруистической этики.

Посмотрите, как недостойно выглядит то, что сегодня выдается за моральные суждения. Промышленник, заработавший себе состояние, и бандит, ограбивший банк, считаются одинаково аморальными, потому что оба стремились к богатству ради собственной «эгоистической» выгоды. Молодой человек, который отказался от карьеры, чтобы помогать родителям, и так и остался на всю жизнь кассиром в бакалейной лавке, считается более высокоморальным, чем тот, кто в результате ожесточенной борьбы реализовал свои персональные амбиции в профессиональной деятельности. Диктатор может считаться добродетельным, поскольку страшные деяния, совершенные им, он совершал не ради себя самого, а ради «народа».

Какое же значение в человеческой жизни приобретает такой критерий морали?

Первое, что осознает человек, это что нравственность – враг ему; он ничего от нее не получает, а лишь теряет; единственное, чего он может ожидать - это потери и боль по собственной вине и серая отупляющая завеса непонятных обязанностей. Он может надеятся на то, что другие время от времени будут жертвовать собой ради него, так же, как он скрепя сердце жертвовал собой ради них, но он понимает, что с точки зрения нравственности, такое обретение ценностей похоже на обмен никому не нужными и не желанными рождественскими подарками. За исключением зтих моментов, когда он пытается совершить некие жертвенные акты, мораль не может дать ему руководящуу линию в сложных жизненных ситуациях, потому что это его собственная, личная «эгоистическая» жизнь, и как таковая, может быть рассмотрена исключительно как зло, или, в лучшем случае, как аморальное существование.

Так как природа не обеспечила человеку автоматический механизм выживания, и он должен сам заботиться о том, чтобы существовать, значит, если руководствоваться принципом, что забота о собственных интересах – это зло, то человеческое желание жить – тоже зло, и человеческая жизнь сама по себе – зло. Не возможно придумать более безнравственный принцип.

Но ведь именно в этом смысл альтруизма, который подразумевает приравнивание промышленника к бандиту. Однако между человеком, который видит собственный интерес в производстве чего-либо, и тем, кто видит его в грабеже, огромная разница. Грех грабителя заключается не в том, что он преследует собственные интересы, а в том, что именно он считает этими интересами; не в самом факте руководства личными понятиями о жизненных ценностях, а в том, а в том, каковы эти ценности; не в том, что он хочет выжить, а в том, что он хочет жить на недочеловеческом уровне.

Это можно считать одним из самых тяжких обвинений в адрес альтруизма: альтруизм не предполагает существования человека, обладающего самоуважением и самодостаточностью, человека, который самостоятельно обеспечивает свое существование, не принося в жертву ни себя, ни других. Это означает, что альтруизм не видит в людях никого, кроме как жертвенных животных и тех, кто получает от этих жертв выгоду; тех, кого используют, и тех, кто паразитирует на них, что он не предполагает добровольного сосуществования людей, не предполагает идеи справедливости.

Если вы не знете источника отвратительного сочетания цинизма и чувства вины, в котором протекает жизнь большинства людей, то я назову вам этот источник: цинизм происходит от того, что никто из них не пользуется и не принимает альтруистическую мораль; вина возникает потому, что никто не решается ее отвергнуть.

Чтобы восстать против столь разрушительного зла, нужно восстать против его основных принципов. Что спасти и человека и мораль, нужно спасать концепцию «эгоизма».

Продолжение здесь
Tags: Айн Рэнд, разговор с братом
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments