gregbar (gregbar) wrote,
gregbar
gregbar

Categories:

Разговор с братом Письмо 6

Григорий, привет!

Продолжаем наше общение по поводу государства и межгосударственных отношений. (Кстати, ты, похоже, так и не прочитал мое последнее – пятое – письмо на эту тему. Глянь, пожалуйста).

Ты уже много раз в ответ на мои писания переводил разговор с темы государства на тему морали. Примерно так: ну, так это какие люди высокоморальные должны быть во власти, чтоб такую систему построить? Типа, где мы таких возьмем? Я не отвечал на это, уходил от разговора обычно. Три причины этого:
-       неопределенность этических вопросов; что тут логикой и рассуждениями докажешь?
-       старался показать механизм действия, который вне зависимости от этичности того или иного человека, сработает как надо;
-       ты - человек православный; и мне не хотелось «подрывать» твои основы.

По последнему выскажусь чуть подорбнее. Вершиной земной жизни Иисуса было распятие (крест потому и служит символом христианства). То есть – смерть. Смерть во спасение людей, человечества, является крайним проявлением альтруизма. Ничего для себя (кроме страдания), все – людям. Так можно выразить нравственную суть жизни Иисуса и суть христианства, мне кажется. В этом же состоит и нравственная задача любого христианина: если не повторить (что не возможно), то приблизиться, насколько ты в силах, к нравственному подвигу Иисуса.

Извини, что я, не христианин, позволяю себе утверждать что-то о христианстве. Ты, как человек «изнутри», конечно больше понимаешь. Если что не так сказал – поправь, пожалуйста.

Если же в целом все так, то я продолжу.

Эта нарвственная ориентация на цель: «отдать всего себя людям» - никогда не воплощается полностью в конкретном человеке (Иисуса сейчас не рассматриваем, он, все же, не просто человек, по христианским понятиям). Поэтому весь христианский мир, по моему, находится большую часть времени в глубокой печали: ну не получается у меня, опять я согрешил: не о других, а о себе позаботился, время от времени думает каждый верующий. И человек идет замаливать свой грех. Что только православные (да и вообще христиане) не придумали: и монашество, и клир, - нет, все, от последнего прихожанина до господина Гундяева, не могут все отдать для людей, все получается так, что и себе позаботится человек. Оттого печаль и разлита по всем христианским приходам. И вообще, мне кажется, что христианство (особенно – православие) – религия печали. В нем человек, если он не лицемер, то очень грустящий по жизни субъект.

Но есть и другие этические системы. Которые не загоняют человека в постоянную грусть и тоску, в ощущение своей вечной греховности и ущербности. Действительно, если двухтысячелетняя христианская проповедь не привела к созданию совершенных в христианском смысле людей, то может стоит задуматься а правильна ли исходная посылка? А действительно ли каждый человек должен стремиться отдать все для других людей, любых: проституток, преступников (как Христос), но только не думать о своем благе? Может быть, стоит посмотреть, а не будет ли жизнь всего человечества лучше, если символом самой высокой нравственности будет не смерть (на кресте), а жизнь?

Одна такая этическая система, которую создала Айн Рэнд (американский писатель, публицист, философ и общественный деятель, родом из России, настоящее имя – Алиса Розенбаум), называется «Объективистская этика». Мне она очень близка. Сегодня я хотел бы познакомить тебя с ней. Но за один раз не получится. Начнем с введения. Итак, читаем введение в объективистскую этику.
Tags: Айн Рэнд, разговор с братом
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments