gregbar (gregbar) wrote,
gregbar
gregbar

Categories:

Больной скорее мертв, чем жив

Итак, падение рубля практически вдвое, которое случилось почти год назад, не оживило российскую экономику, как, возможно, кто-то ожидал. Как я писал почти год назад во времена падения рубля,  этот кризис носит совсем другой характер, он будет очень затяжным (5-10 лет), он L-образный, а не V-образный, как был кризис 1998.

В 1998-м почти четырехкратное падение рубля вызвало шок, но и явилось мощным стимулом к возрождению экономики. Локомотивом роста стал экспорт. Внезапно подешевевшая в 4 раза (в долларах) российская продукция стала чрезвычайно привлекательна для зарубежных партнеров. Вырос экспорт. Кроме того, инвестиции в Россию по новым, вчетверо более низким ценам, стали также очень привлекательными. Вырос инвестиционный поток в Россию. Эти два фактора и потянули экономику к возрождению. Кроме того, бизнес сообщество тех времен было очень активным и инноваторски настроеным. Кризис повлиял на них по-разному. Одни вышли из бизнеса, другие (многие) восприняли это как вызов (chalenge) и впряглись еще с большей силой в свое дело.

Экономисты любят сравнивать свою науку с медициной. В этом смысле можно сказать, что кризис 1998 был способом запустить остановившееся сердце экономики электрошоком. И это короткий, но очень сильный шоковый удар (люди обеднели враз вчетверо, многие потеряли работу, сколько было поломаных и искалеченых судеб!) запустил экономику вновь. Буквально через полгода-год это стало уже очевидно.

Кризис 2008 был вообще другой природы. Он был внешним по причинам его возникновения для России. Во время него не было резкого, шокового падения рубля: максимальное снижение составило примерно 20%, затем рубль даже чуть отыграл. Этот кризис удалось «залить деньгами». А подспудные кризисные процессы в результате шли еще очень долго. Как правильно отметил недавно Премьер Медведев, экономика России до сих пор еще не оправилась полностью от этого кризиса. И этот факт говорит нам уже о том, что в экономике произошли какие-то существенные внутренние изменения, она потеряла способность бысро восстанавливаться: мы в этом смысле оказались слабее всех других экономик  стран БРИКС.

Нынешний же кризис имеет (как и в 1998) чисто внутреннюю природу: в мире – при всех проблемах мировой экономики – именно сейчас все более-менее спокойно, некоторые специалисты даже говорят о подъеме мировой экономики (я, правда, не разделяю этого мнения). А кризис разразился только у нас. Сегодня природа кризиса совершенно другая. Он будет затяжным и очень тяжелым. Это структурный кризис экономики стагфляционного типа. Это, как великая депрессия 1928 года в США, будет длиться очень долго и протекать очень тяжело. Причины этого всем известны:
-       примитивизация российской экономики по схеме «нефть в обмен на бусы»,
-       усиление госприсутствия и госвлияния на все сферы экономики,
-       подчинения деятельности крупнейших российских госкорпораций не экономическим, а политическим целям руководства страны,
-       ликвидация бывших зачатков конкурентной, честной и открытой бизнес-среды,
-       ликвидация бывших ранее зачатков системы охраны частной собственности и свободы предпринимательской деятельности,
-       авантюрная и губительная для страны внешнеполитическая деятельность.

Реакция экономики России на резкое падение рубля на рубеже 2014-2015 очень показательна: шоковый удар на этот раз не привел к возобновлению работы сердца. Пациент оказался скорее мертв, чем жив. Медики в таком случае обычно повышают силу удара: или мы его добьем или восстановим, инче шансов нет все равно.

Какой же величины падение рубля сможет восстановить сердце российской экономики в этот раз? Попробуем подсчитать.

На мой взгляд, чтобы привлечь инвестиции, чтобы запустить экспорт, мы должны будем еще больше обеднеть, как ни больно об этом говорить.

Мы уже обеднели вдвое из-за падения рубля: сегодня наша средняя по стране зарплата – 32 тысячи рублей – составляет чуть меньше 500 долларов в месяц. А еще год назад она составляла (по старому курсу) около 1000 долларов в месяц. Но при этом мы и сейчас все еще находимся в «благополучной зоне»: в смысле мировой экономики это все еще средние доходы населения. Следовательно, цены на наши товары все еще не предствляют особого интереса для мировых покупателей: в мире много стран, которые торгуют по таким же ценам. Что касается качества наших товаров, их инновационных преимуществ, то здесь нам тоже особо похвастать нечем. Поэтому речь в нашем случае может идти только о ценовой конкуренции.

Какие же цены на наши товары станут привлекательными для мирового рынка? Ясно, что это будут цены, при которых средняя зарплата в России соответствует бедным странам. Тогда (при наличии еще и других положительных для бизнеса факторов: защита частной собственности прежде всего) инвестиции в Россию станут привлекательными для мирового бизнеса, а цены на нашу продукцию станут очень привлекательными для мирового рынка. Тогда и будет запущен процесс, который привел к расцвету Сингапура, Гонконга, Южной Кореи, Тайланда, и других бедных стран, создающих своей бедностью конкурентные преимущества. Тогда и начнется оживление экономики России. К сожалению, это уровень средней зарплаты 100-200 долларов в месяц (3-7 доллара в день).  То есть, рубль должен «просесть» еще примерно в 3 раза, до 200 рублей за доллар!!!

Это, конечно, жуткая цифра! Ведь надо иметь в виду, что, например, в Кемеровской и Новосибирской областях средняя зарплата составляет только половину от средней по стране – 15-16 тысяч рублей в месяц. А это значит, что в среднем (в среднем, а что говорить о беднейших людях!) в этих регионах зарплата будет составлять 2 доллара в день. Это уровень беднейших африканских стран. Это реально – голод. Но это именно та цифра, при которой сегодня, при нашем уровне «предпринимательской активности» и «инновационности» экономики, можно расчитывать на подъем.

Когда же случится эта беда, означающая в то же время начало подъема? Не скоро. Власти будут сдерживать наступление этого до последнего, поскольку такие цифры могут просто смести власть. И это все понимают. Кроме того, сейчас и еще года два у власти есть деньги на поддержание курса рубля. Поэтому в ближайшие годы рубль будет снижаться медленно – держать его совсем стабильным властям тоже не с руки, нечем наполнять бюджет в условиях стагфлирующей экономики. А когда кончатся резервы ЦБ и фонды национального благосостояния и резервный, тогда можно будет ждать уже неконтролируемого падения до указанного уровня.

Вот такие грустные рассчеты получаются.

P. S. А вот и последние экономические события подоспели
Subscribe

  • Growth vs Value

    Почему-то попадает на глаза много аналитических рассуждений о сравнении акций роста с акциями стоимости. Пишут о том, как и почему акции роста стали…

  • Разноцветный портфель

    Мне по одному делу понадобилось недавно посмотреть в моей книжке Шаги 52 и 54, где я пояснял, как формировать портфель инвестора. Задача при…

  • Value Investing. Некоторые результаты.

    Получил интересное письмо. С разрешения автора - публикую. Здравствуйте, Григорий! Несколько лет назад, когда Вы еще писали серию заметок…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments

  • Growth vs Value

    Почему-то попадает на глаза много аналитических рассуждений о сравнении акций роста с акциями стоимости. Пишут о том, как и почему акции роста стали…

  • Разноцветный портфель

    Мне по одному делу понадобилось недавно посмотреть в моей книжке Шаги 52 и 54, где я пояснял, как формировать портфель инвестора. Задача при…

  • Value Investing. Некоторые результаты.

    Получил интересное письмо. С разрешения автора - публикую. Здравствуйте, Григорий! Несколько лет назад, когда Вы еще писали серию заметок…