gregbar (gregbar) wrote,
gregbar
gregbar

Categories:

Дотошный А. Илларионов

В связи со всплеском активности по поводу трагедии с рейсом МН17 приведу некоторые напоминания О ТОМ, КАК ЭТО БЫЛО Илларионова на Эхе.


Вечером 17 июля Путин совершил три беспрецедентных действия – и в его собственной истории, и в истории России, и в истории других государств:
— о катастрофе самолета иностранной авиакомпании, случившейся на территории иностранного государства, на борту которого не было российских граждан, В.Путин почему-то проинформировал президента США: Российский лидер проинформировал Президента США о поступившем непосредственно перед телефонным разговором сообщении авиадиспетчерских служб о крушении малайзийского самолета над территорией Украины;
— Путин попросил собравшееся ночью руководство экономического блока почтить минутой молчания память людей, погибших в катастрофе на территории иностранного государства самолета иностранной компании, на борту которого не было российских граждан: Мы от имени российского руководства и Правительства Российской Федерации выражаем соболезнования всем семьям погибших, правительствам тех стран, граждане которых оказались в этом самолёте. Я прошу вас почтить их память. (Минута молчания.)Для сравнения: Путин не стал просить руководство правительства почтить минутой молчания память погибших накануне 23 российских граждан в московском метро, на российской территории;
— Путин дал поручения военным (не гражданским!) ведомствам по оказанию помощи (кому? очевидно, что не украинцам): Я уже дал соответствующие поручения военным ведомствам, чтобы они оказали всю необходимую помощь в расследовании этого преступления.

Важнейшим условием успеха спецоперации является донесение ее месседжа до адресата – что именно надо делать тем, кому она адресована? С вечера 17 июля в течение последующих 10 дней Путин провел не менее 24 разговоров с лидерами западных стран (2,4 беседы в день), в которых (а также в публичном пространстве) отстаивал по сути лишь один ключевой тезис:
«...этой трагедии не произошло бы, если бы на этой земле был мир, во всяком случае, не были бы возобновлены боевые действия на юго-востоке Украины».

Степень личного участия В.Путина в обсуждениях с зарубежными лидерами катастрофы МН-17 не имеет аналогов. Разговоры на высшем уровне шли ежедневно, практически в режиме нон-стоп. Было проведено шесть разговоров с премьером Нидерландов М.Рютте, по три – с А.Меркель и премьером Австралии Т.Эбботом. 22 июля случилась совершенно небывалая ситуация, когда российский президент разговаривал с М.Рютте дважды в течение одного дня. Такая невероятная активность беспрецеденна для руководителя государства, внешне никоим образом непричастного к катастрофе (авиакомпания не являлась российской; погибших российских граждан не было; самолет не вылетал из российского аэропорта и не направлялся в российский аэропорт; катастрофа произошла не над территорией России).

На этом фоне совершенно фрейдистским оказался официальный комментарий пресс-службы Кремля о телефонном разговоре В.Путина с тем же М.Рютте 23 июля 2014 г.: «В этой связи была акцентирована важность учёта мнений всех заинтересованных сторон». Иными словами, благодаря активности Путина Россия была названа заинтересованной стороной, хотя по официальным утверждениям никакого отношения ни к катастрофе «Боинга», ни к вооруженному конфликту на Востоке Украины она не имела. Показательно, что ни к одной другой авиакатастрофе, произошедшей в 2014 г., Путин не проявил какого-либо интереса. По отношению к ним Кремль остался незаитересованной стороной.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments