gregbar (gregbar) wrote,
gregbar
gregbar

Categories:

Первая проблема Laissez fair. Власть управляющих вместо власти собственников.

Это продолжение предыдущего поста.

Мало найдется в истории какой-либо науки таких фраз, которые оказали бы на её дальнейшее развитие бОльшее влияние, чем фраза Адама Смита в его «Богатстве народов» оказала влияние на развитие экономики. Вот эта фраза:

«Одинаковое у всех людей , постоянное и неисчезающее стремление улучшить свое положение… часто оказывается достаточно могущественным для того, чтобы обеспечить естественное развитие в сторону улучшения общего положения… Разумеется, обычно каждый человек не имеет в виду содействовать общественной пользе и не сознает, насколько он содействует ей… Осуществляя производство таким образом, чтобы его продукт обладал максимальной стоимостью, он преследует лишь свою собственную выгоду, однако в этом случае, как и во многих других, он невидимой рукой направляется к цели, которая совсем не входила в его намерения».

Еще одна цитата из журнала Forbes (цитируется по книге Дж. Богла «Битва за душу капитализма»):

«Развитие капитализма шло по направлению к большему доверию и большей прозрачности и к менее эгоистическому поведению… Не потому, что капиталисты от природы добрые, хорошие люди, но потому, что выгоды доверия, состояния, когда вы доверяете другим, а другие доверяют вам, потенциально огромны, и потому, что успешная рыночная система учит людей признавать эти выгоды, порождает круг добродетели, в котором повседневный круг добросовестности порождает повседневный уровень доверия».

Другими словами, капитализм в его исходном состоянии – это не наивная вера в добрую волю человечества, а уверенность в том, что однажды сделанные обещания и однажды принятые на себя обязательства будут выполнены.

Эта система работала! Она привела за последние два века, начиная примерно с 1820 года к невиданному росту производительности труда и рождению того современного мира, каким мы его сегодня знаем.

Но в конце двадцатого века что-то пошло не так. Уильям Пфафф назвал это «патологической мутацией капитализма». Капитализм менеджеров пришел на смену капитализму собственников. «Корпорациями стали управлять в целях производства прибыли для управляющих, которые действуют при соучастии бухгалтеров и управляющих других корпораций, а то и в сговоре с ними», - пишет Пфафф. Эпоха капитализма менеджеров оказала развращающее влияние на представления о деловой честности и справедливости и стала одной из главных причин увеличения пропасти между богатыми и бедными в США. К концу двадцатого века 1% самых богатых американцев владели 40% финансового богатства США. Такой уровень имущественного расслоения не может не вызывать опасений за устойчивость в долговременной перспективе общества, созданного в этой самой развитой капиталистической стране.

Но самое главное даже не сам уровень имущественного расслоения, а те жульнические методы, которыми оно иногда достигалось.

Исследования показывают, что во времена кризиса "доткомов", который случился в начале XXI века, более 2 триллионов долларов переместились из карманов держателей акций (собственников капиталистических предприятий Америки) в карманы высших менеджеров инвестиционных банков Уолл-стрит и брокерских фирм-посредников, а также инвестиционных фондов и хедж-фондов. Только в 1997-2002 годах общие выплаты инвесторов инвестиционным банкам и брокерским фирмам превысили 1 триллион долларов.

Инвесторы, привлеченные назойливой рекламой «новой экономики», рекомендациями специалистов, вкладывались в акции «горячих» интернет-компаний и с наслаждением следили за ростом их цен. Когда же пузырь лопнул, многие из них потеряли последнее, что они копили долгие годы. Но специалисты, дававшие им неверные рекомендации, не пострадали. Наоборот, они получили большие комиссионные и огромные бонусы. Именно они получили от инвесторов свои 2 триллиона долларов. О бонусах надо сказать подробнее.

Бонус – право на покупку, обычно - акций своей компании - по заниженной цене. Бонус дается высшим менеджерам за результат их деятельности, за успехи компании в какой-то период (часто - год). Зачастую в качестве достижений фирмы рассматривается цена акций компании на бирже. Этим, якобы, привязывается персональная заинтересованность управляющего к интересам собственников компании. Рост цены акций, отражающий высокие и постоянно растущие показатели прибыльности фирмы, вроде бы, соответствуют интересам акционеров. И управляющий получает за это бонус. Причем акциями родной фирмы. То есть он, как совладелец компании, будет заинтересован в ее дальнейшем процветании, как и все другие сособственники-владельцы акций. Казалось бы, все правильно.

Однако, здесь есть лукавость. Ценовые показатели акций на бирже очень сильно зависят от настроения продавцов и покупателей. Например, при общем росте рынка, когда экономика страны на подъеме, растут цены акций подавляющего большинства компаний. В этом нет персональной заслуги менеджеров конкретной фирмы. Но они в этом случае получают свой незаслуженный бонус. И наоборот, когда рынок снижается или падает, акции всех фирм, не зависимо от их производственных успехов, падают в цене. И здесь, опять, нет вины менеджеров.

Разумным представляется вести отсчет достижений или провалов компании в целях определения бонусов ее менеджеров от средних показателей рынка (если весь рынок растет, а ты вырос больше – ты молодец, если меньше – ты не молодец), но так практически никто не делает. Все контракты с менеджерами составлены в смысле бонусов просто: «растет или не растет» цена акций. Можно было бы законодательно определить, что надо от рынка отсчитывать. Но, стоп! Это же вмешательство!!! А как же Laissez fair?

Здесь надо отметить важную вещь, о которой нам еще придется говорить в дальнейшем: внутри корпораций ведь нет рынка и нет капитализма. Там действуют плановые, вполне социалистические методы управления, там жесткая иерархия, соподчинение, планирование. Поэтому вмешательство государственного регулирования, на первый взгляд, происходит не в рыночный механизм. Например, если государство устанавливает ограничения на минимальную заработную плату, то оно, вроде бы, вмешивается в трудовые отношения внутри корпорации. Так же и с бонусами. Однако, корпорации существуют и взаимодействуют между собой в рыночной среде, в частности, на рынке рабочей силы. Поэтому такого рода вмешательства государства, конечно, имеют смысл вмешательства в работу рынков.

Но вернемся к порокам капитализма менеджеров.

Как показали исследования, топ-менеджеры не держат полученные в качестве бонуса акции своих фирм, а немедленно продают их по текущей цене. Поэтому на деле нет никакого «привязывания» интересов управляющих к интересам акционеров. Есть просто получение многомиллионных денег (бонусы составляют часто сотни миллионов долларов) за сомнительные достижения.

Кроме того, отделение процесса управления фирмой, которое поручается специально нанятым менеджерам, от собственников корпораций и оценка успехов наемных менеджеров по формальным показателям привела к тому, что все чаще система стала сталкиваться с злоупотреблениями и фальсификациями показателей отчетности фирмы самими менеджерами с целью получения баснословных бонусов. Приведем самые яркие примеры.

Бернрд Эбберс, генеральный директор компании WorldCom, оказался замешанном в скандале с отчетностью, искажения которой оцениваются в 11 миллионов долларов. Выяснилось также, что Эбберс занял для себя лично под гарантии совета директоров своей корпорации 408 миллионов долларов. Гарантии совета директоров – это принятие риска по частному займу на имущество акционеров. Но акционеры пострадали не только в этом, они понесли гораздо большие потери от путаницы личного кармана генерального дирктора с деньгами фирмы. До скандала рыночная стоимость компании WorldCom составляла 165 миллиардов долларов. После скандала – 0. Это все убытки акционеров. По вине генерального директора.

Уильям Эсрей и Рональд Лемей из компании Sprint получили в форме опционов за организацию слияния фирм сумму 287 миллионов долларов. Слияние так и не состоялось. До скандала рыночная стоимость компании Sprint составляла 58 миллиардов долларов, а в начале 2005 года она упала до 32 миллиардов. 25 миллиардов долларов – сумма ущерба для акционеров фирмы, в которую оценивается алчность и деловая непорядочность руководителей компании.

Деннис Козловски, генеральный директор компании Tico украл с помощью махинаций с цифрами у компании и ее акционеров 600 миллионов долларов. Рыночная стоимость фирмы в результате скандала упала со 117 до 68 миллиардов долларов.

Джек Уэлч из General Electric, Стив Кейс из AOL, Ричард Грассо – председатель Нью-Йоркской фондовой биржи, ну и, конечно, Кеннет Лей, Джеффри Скиллинг и Эндрю Фастоу из Enron продолжают, но далеко не исчерпывают этот печальный список.

Такой специфический характер поведения управленцев не остался незамеченным. В общественном сознании американцев генеральные директора фирм теперь  имеют уровень доверия 25%, сразу за торговцами подержанными автомобилями (23%), в то время, как лавочникам доверяют 75%, военным – 73%, а врачам – 60%.

Что же произошло с капитализмом? Профессора колумбийского университета Адольф Берл и Гардинер Минс в книге «Современная корпорация и частная собственность» делают такой общий вывод: «Так как корпоративная собственность все шире распространяется среди множества частных инвесторов, ни у одного из которых в большинстве случаев нет ничего похожего на контрольный пакет акций, инвесторы широко открывают двери топ-менеджерам, получающим возможность эксплуатировать компании в своих собственных интересах».

Коротко можно сформулировать следующие изменения в системе собственности и управлении корпорациями, которые стали массовым явлением в современном мире, в следующих тезисах:

1.    Положение собственника изменилось. Он теперь не владелец капитала, не лицо, наводящее порядок на предприятии, а владелец кусочка бумаги (акции) на которой перечислены его права и обязанности. Он практически не может влиять на собственность своей фирмы в силу своей малости. Распыленность права собственности между большим числом мелких акционеров, по сути, уничтожила права собственности отдельного акционера, передав эти права управляющим.
2.    Те моральные принципы, которые составляли основу нарождающегося капитализма, которые образовывали среду, давшую невиданный взлет производительности труда и инноваций, которые ранее были сопряжены именно с собственностью (и теперь еще ассоциируются с  именами таких реальных собственников, как, скажем, Генри Форд, Томас Эдисон, да и Билл Гейтс, Стив Джобс, Илон Маск), теперь в результате распыления собственности, оказались чаще всего отчуждены от формальных акционеров в подавляющем большинстве случаев. Акционеры не чувствуют себя настоящими собственниками корпорации и не проявляют свойственных собственникам черт.
3.    Стоимость личного состояния человека теперь определяется двумя инстанциями, на которые он не может влиять: действиями руководителей «его» фирмы и капризами рынка.
4.    Личное состояние каждого человека сегодня оценивается и переоценивается постоянно, в реальном масшабе времени в процессе торгов на бирже, и определяется вовсе не состоянием дел в фирме, акциями которой он владеет, а настроениями биржевой общественности, очень нервной и легко манипулируемой.
5.    Личное состояние стало чрезвычайно ликвидным, моментально конвертируемым в другие формы богатства.
6.    И главное: в корпоративной системе собственник остался собственником только в чисто символическом смысле. Он не влияет на процессы, связанные с его собственностью, тогда как власть и ответственность, бывшие ранее сущностью и неотъемлемыми чертами собственности, перешли в руки обособленной группы управляющих.

Адам Смит более двухсот лет назад писал: «… от директоров подобных компаний, которые заведуют в большей степени чужими деньгами, чем своими собственными, нельзя ожидать такой неусыпной осторожности, какую участники частного торгового товарищества проявляют в управлении своим капиталом. Подобно управляющему на службе у богатых людей, они склонны считать мелкие дела ниже достоинства своих хозяев и очень охотно освобождают себя от них. Поэтому небрежность и расточительность должны всегда в большей или меньшей степени проявляться в управлении делами такой компании». Просто в современном мире таких компаний подавляющее большинство.

Здесь еще следовало бы сказать о проблеме бухгалтерского учета в корпорации. Но чтоб не расширять эту заметку до уровня книжки, опустим это. Отмечу только, что пренебрежение основными принципами бухгалтерского учета, а также отсутствие у бухгалтера высоких моральных принципов, в сочетании с нечестным управляющим фирмой способны творить чудеса в области подачи фирменных достижений широкой общественности при полном отсутствии реальных успехов. Если учесть, что акционеры не вникают глубоко в дела фирмы по вышеописанным причинам, то такое мошенничество может продолжаться очень долго к радости заинтересованных лиц. Очень долго, но не бесконечно. Когда-то истина обнаружится, а главными потерпевшими окажутся акционеры, которые и потеряют свое состояние.

Эта реальная проблема решается только регулированием. Деятельность бухгалтеров, управляющих, советов директоров должна быть строго и четко регламентирована законами. Вот и получается, что государство должно вмешаться. Поскольку инвесторы не смогут сами решить эту проблему по причине своей малости и распыленности. Но как же Laissez fair?
Tags: laissez fair
Subscribe

  • Quality 5-factors Investing Model

    Век живи, век учись! Этот лозунг явно адресован мне. Поскольку я нарушаю этот принцип постоянно. И поэтому постоянно открываю Америку. И только…

  • Ответ сток-пикера на вопрос начинающего инвестора

    Мне постоянно приходят письма с вопросами. Вот мой ответ одному новичку в хорошем для инвестиций возрасте - 22 года (вопрос его будет понятен из…

  • Алгоритм отбора акций

    По просьбе Павла Комаровского сформулирую принципы, которые лежат в основе формирования портфеля, опубликованного в посте "Мой…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments