Tags: экономика

На Вишере

Creed

Небольшая дискуссия с   http://l-stat.livejournal.net/img/userinfo.gif?v=17080?v=137.9truevaluator  по экономическим вопросам побудила меня сформулировать свой символ веры, свое экономическое кредо.

Почему в экономике должна быть какая-то вера? Это же наука. Дело в том, что я категорически не считаю, что моя позиция или позиция любого другого человека по вопросам экономики может быть свободна от политических, идеологических и этических посылок. Так же, как в математике любые построения, теоремы и выводы могут быть сделаны только на основании исходных аксиом, которые принимаются на веру, так и в экономике есть у каждого свое экономическое кредо, которое, конечно же, политизировано, идеологизировано и окрашено общефилософским подходом к жизни того или иного человека. И так же, как у Эвклида получилась одна геометрия, а у Лобачевского - другая, только потому, что они по-разному смотрели на вопрос, сколько прямых не пересекающихся с данной можно провести через точку, лежащую вне этой прямой, точно так и у экономистов, которые по-разному смотрят на нормы взаимоотношений частного лица и государства, получаются в итоге абсолютно разные экономические системы.

Поэтому я сразу скажу, что мой символ веры - это позиция малого и среднего бизнесмена, человека из среднего класса, работающего на себя при малом взаимодействии с властями. Следовательно, моя позиция политизирована в этом смысле, конечно. Существуют другие позиции. Существует позиция, условно говоря, Трампа или Дерипаски, которые тесно взаимодействуют с властью, одновременно раздумывая не сменить ли ее на что-нибудь более для себя подходящее. Есть позиция политиков, которые хотят править вечно. Позиция наемного работника на крупной фирме. Позиция руководителя профсоюза. Позиция чиновника в аппарате власти. Позиция сотрудника силовых ведомств. Да и много других позиций и, соответственно, взглядов на экономику.


Другое дело, что раскрепощение человечества, бешенные темпы научно-технического прогресса, которые мы наблюдаем в последние несколько веков, развитие капиталистической системы, которая и раскрутила всю эту пружину, - все это связано именно с переходом человечества (не в полной мере, конечно, далеко не в полной) на кредо именно данного типа, которое я сейчас сформулирую.

И наоборот, сегодняшний крен всего мира в обратную сторону, в сторону этатизма, уход человечества от данного кредо заводит постепенно цивилизацию в тупик, порождает все более уродливые формы экономических да и человеческих взаимоотношений. И если народы не найдут в себе силы противостоять этой тенденции, человечество не сможет выжить, как мне представляется.

Collapse )
На Вишере

Нобелевский прогноз 2015

Репост исключительно для "не забыть и все почитать" Константин Сонин (недавно, к сожалению для нас, покинувший просторы России) дает обзор не просто кандидатов на Нобелевку, а прорывных исследований в современной экономике.

Оригинал взят у ksonin в Нобелевский прогноз 2015
Одна из основных проблем с составлением Нобелевского прогноза, что он не особенно меняется год от года. Учёный, который был реальным претендентом в прошлом году, может выпасть из круга претендентов по двум причинам – во-первых, потому что может получить премию; во-вторых, потому что может умереть. В отличие от естественных наук, где бывали лауреаты «одного прорыва», Нобелевские претенденты по экономической науке – это люди, которые поменяли ход науки как минимум два-три десятилетия назад; соответственно, за прошедший год ничего с научной репутацией произойти не может.

В предыдущие год я пользовался этим – год от года список принципиально не меняется, но сейчас решил его серьёзно обновить. Действительно - смысл моего прогноза, в частности, в том, чтобы читатель мог, пойдя по ссылке, узнать, чем занимались и занимаются титаны нашей науки. Там каждая статья - интереснейшее чтение! Так что читайте прогнозы - довольно удачные! - предыдущих лет, чтобы узнать, за что могут получить премию Авинаш Диксит и Элханан Хелпман, Энн Крюгер и Мартин Фельдстайн… А в этом году прогноз такой

(1) Дарон Асемоглу (МТИ) и Джеймс Робинсон (Чикаго) за исследование роли институтов в экономическом развитии. Я уже писал два года назад мини-обзор научных работ, на которые опирается популярная книжка Why Nations Fail – это лишь малая часть исследований Дарона и Джима, которые, можно сказать, создали современную институциональную экономику, сменившую "новую институциональную экономику" Норта и Фогеля. (Как сказал по тому же адресу, но другому поводу нобелевский лауреат Роберт Солоу - "рядом с этим [учебником Асемоглу по теории роста] я чувствую себя как, наверное, чувствовали бы себя братья Райт рядом с современным авиалайнером." Вот и новые институционалисты  так

Трудность с этим прогнозом состоит в том, что Дарон, конечно, может получить Нобелевскую премию и в другой комбинации. Например, вместе с Полом Ромером (см. ниже) или Робертом Барро за теорию роста - основной вклад Асемоглу состоит в исследованиях "направленного технологического развития". До него технологическое развитие (как фактор роста) всегда анализировалось как нечто, затрагивающее экономику в целом, а не отдельно разные сектора. Например, совсем не очевидно, как влияет технологическое развитие на зарплаты низкоквалифицированных и высококвалифицированных рабочих. Стоит задуматься - и будет видно, что может быть и вверх, и вниз, а у Дарона есть модели, равновесия в которых очень хорошо описывают результаты имеющихся естественных экспериментов (см. полу-популярное эссе Роберта Шиммера, в котором описывается основной вклад Асемоглу в этой области).

Асемоглу и Робинсон могут получить премию и за политическую экономику. С другой стороны, эту премию трудно было бы представить без Андрея Шлейфера (который также мог бы получить премию и за целый ряд других областей), Альберто Алезины (оба - Гарвард) и Гвидо Табеллини из Боккони. (Но как можно дать премию Табеллини, не дав её его постоянному соавтору Торстену Перссону, что невозможно - Торстен - секретарь комитета, присуждающего премии.)

(2) Пол Ромер (Нью-Йоркский университет) и Роберт Барро (Гарвард) за исследования современного экономического роста. Это - повтор прошлогоднего, но, мне кажется, всё как-то идёт к премии за теорию роста. Три года назад был "Нобелевский симпозиум" про рост, а это один из немногих надёжных признаков. Ромер построил первую модель эндогенного - движимого техническим прогрессом - экономического роста; без этих моделей невозможно было бы объяснить рост развитых стран во второй половине ХХ века, Барро, помимо теории, много сделал в эмпирике роста. (С точки зрения "фронта" науки межстрановые регрессии, может, и "обоз", но понимать мы определенно понимаем гораздо больше.) И Пол, и Боб - не только выдающиеся учёные, но и яркие, бескомпромиссные публицисты - в их блогах и колонках можно прочитать и про конкретные вопросы экономической политики, и критику собратьев по академическому цеху. За публицистику, конечно, научных премий не дают, но всё

(3) Джон Лист (Чикаго) и Чарльз Мански из NWU за проверку, с помощью экспериментальных методов, базовых моделей экономической науки. C одной стороны, "проверка", пусть даже с помощью самых современных методов, базовых моделей и положений - дело, по определению, скромное. С другой стороны, Лист - один из безусловных лидеров революции XXI века в экономической науке, когда эксперименты - не только естественные (которые были всегда) и полевые с лабораторными стали важнейшим полем деятельности. Я бы даже "полевые эксперименты" - главную специализацию Листа - особенно бы выделил, потому что это самый очевидный и простой инструмент, с помощью которого можно тестировать - есть ли причинно-следственная связь, предсказанная теорией и не вызвана ли корреляция, которую мы наблюдаем в данных, обратной или двусторонней зависимостью.

Что такое полевой эксперимент? Вместо лаборатории (за лабораторные эксперименты получил Нобелевскую премию 2002 года Вернон Смит) используется что-то, что проводится в реальной жизни и без всякого эксперимента, но к этому добавляется специальная компонента - например, правильно подобранная "случайность". Скажем, правительство решает ввести новую образовательную программу. Если ввести её во всех школах, нельзя будет определить, повлияла ли эта программа на успеваемость (и в какую сторону). Если ввести её в "пилотных" школах, то будет трудно на основе "пилота" определить, как она будет работать в других школах, потому что может оказаться, что выборка "пилотных" школ оказалась непредставительной по отношению ко всем школам - относительно этой новой программы. (Это может быть сложно - понять, представительной будет выборка или нет.) У нас в стране оценку программ (это относится к любым массовым проектам) с помощью рандомизированных экспериментов не проводят, а зря - это примерно такое же отставание в технологическом плане, как если бы чиновникам запретили пользоваться мобильной связью. (Жизнь бы продолжилась, но эффективность бы снизилась.)

Домашняя страничка Листа - бесконечный источник примеров полевых экспериментов, которые можно использовать  в преподавании вводных курсов экономики (и Лист очень советует это делать).

Thomson Reuters, прогнозирующая Нобелевские премии на основе цитирования (что непросто, потому что в экономике у всех реальных претендентов - огромное цитирование), в этом году назвала одним кандидатом - Листа, а другим (отдельным) - Мански, а я бы их, пожалуй, объединил, потому что Мански, может, и меньше времени и сил уделяет собственно экспериментам, но проблемы, над которыми он всеми способами бьется - те же самые: если мы видим в данных какую-то связь, корреляцию, то как установить, что является следствием, а что причиной?

(4) Роберт Таунсенд (МТИ) - за прикладной анализ проблем экономического развития. За последние двадцать лет развитие стали лучше понимать не только на макро (как Асемоглу и Робинсон), но и на микро уровне. Таунсенд - один из пионеров и самых глубоких исследователей того, как влияет, например, доступ к финансам в странах (лучше сказать, в деревнях) Юго-Восточной Азии на экономическое развитие. Более известные и популярные исследователи этой области - скорее, его ученики.

(5) Оливье Бланшар (МТИ), Стэнли Фишер (ФРС), Грегори Мэнкью и Кеннет Рогофф (оба - Гарвард). Да, да, я знаю, что четырём человекам сразу премию за исследование и практическое применение макроэкономических моделей дать не могут. Что ж, выбирайте любых троих по вкусу. Наверное, в интеллектуальном плане это самые влиятельные макроэкономисты в мире. Рогофф, самый, наверное, дорогостоящий спикер из академических экономистов - впрочем, я уже рассказывал историю о том, как он спросил нас за ужин - были ли на его лекции в РЭШ руководители ЦБ и министерства финансов? - и, узнав, что нет, сказал - "вот странно, они платят 15,000 за место на моём семинаре, а ведь это в точности те же слайды и та же самая лекция", международный гроссмейстер и популярный автор "This Time is Different".

По учебнику Мэнкью учится экономике весь мир (и именно с него лучше всего начинать), он - заметный "голос" в стане республиканских экономистов, но также и автор невероятного числа (400?) статей, среди которых моя (и, по-моему, многих экономистов) любимая начинается со слов "This paper takes Robert Solow seriously." А учился я макроэкономике по учебнику как раз Бланшара и Фишера, которые были учителями половины, по-моему, центробанковских экономистов в мире (включая и наш). Про Бланшара сегодня, в связи с его уходом с поста главного экономиста МВФ, была хорошая статья со странным названием в Washington Post. И Кругман, и Мэнкью порекомендовали её в своих блогах, а это дорого стоит - в публицистических вопросах Кругман и Мэнкью почти всё время оппонируют. Но, мне кажется, премия макроэкономистам - особенно специалистам по монетарной экономике, давно напрашивается. Эх, не хотелось бы мне стоять перед таким отличными вариантами.
На Вишере

Что происходит с американскими корпорациями?

Тот же автор, про Америку

Оригинал взят у spydell
К сожалению, добиться адекватного анализа состояния корпоративного сектора в официальных СМИ (за исключением редких ресерчей) невозможно в силу несоответствия текущих корпоративных результатов и необходимости поддержания определенной «легенды» об устойчивости экономического роста, а неофициальные СМИ обычно этим не занимаются из-за отсутствия источников информаций и трудоемкости процесса агрегации данных. Поэтому представлю более подробные результаты деятельности американских корпораций.

За точку сравнения имеет смысл взять 2 квартал 2011, как момент отключения рыночных механизмом ценообразования активов и агрессивную пиар кампанию по зомбированию населения и инвесторов.

Итак, со 2 квартала 2015 относительно 2 квартала 2011 (за 4 полных года) квартальная выручка всех компаний (из моего топа 800 крупнейших нефинансовых компаний США) выросла на 5% в номинальном выражении в долларах (в деньгах + 114 млрд), а с исключением сырьевого сектора рост выручки на 14.7% (+269 млрд).
Распределение по секторам.
выр0
Второй столбец – выручка за 2 квартал 2015. Третий столбец – это разница между 2 кв. 2015 и 2 кв. 2011 в млрд.

Сейчас (2 кв. 2015 к 2 кв. 2011) из 800 компаний всего лишь 515 увеличили выручку (+395.1 млрд), а 265 компаний сократили (минус 281 млрд). Это и есть +5% роста или 114 млрд.

Для сравнения в период с 2004 по 2008 расклад был совершенно иной. Тогда за аналогичный период 730 компаний увеличили выручку (+832 млрд), а 70 сократили (минус 42 млрд). Всего + 790 млрд или +54% по всем. Тогда без сырьевого сектора было +42%

Вообще по статистике в годы устойчивого экономического роста является нормой чистое приращение выручки не менее 85% от компаний, показавший положительный результат, а в годы экономического бума коэффициент составляет 95%

В период 2004-2008 чистое приращение выручки составило 95% (790/832), что соответствуют определению «экономический бум», а в период 2011-2015 лишь 29% (114/395), что соответствует определению «стагнация».
Collapse )
На Вишере

Состояние крупнейших российских компаний

Грамотный анализ (насколько это возможно при нашем состоянии отчетности) экономических показателей динамики крупных российских предприятий: хороший фактический материал для исследования.

Оригинал взят у spydell
Как кризис отразился на крупнейших российских компаниях? Ретроспективный анализ отчетности российских компаний, разумеется, невозможен. Полный хаос и бардак. Во-первых, их очень мало. Из публичных компаний можно найти в лучшем случае 85-90, где хоть какие то данные присутствуют. Для российских компаний вполне типично забить болт на публикацию данных месяцев на десять, потом что нибудь невнятное опубликовать, сменить периодичность (например выводить данные не раз в квартал, а раз в пол года), а потом снова восстановить периодичность. Нет стандартов в валюте отображения (очень многие публикуют в долларах, а не в рублях). История публикация очень короткая (буквально десять компаний ведут финансовую отчетность хотя бы с 2004).

Ну и плюс ко всему стандарты черт знает какие – МСФО, РСБУ и так далее. Сопоставлять МСФО и РСБУ между собой нельзя. Еще стоит отметить задержки в публикации. Примерно у половины данные раз в пол года, плюс задержка месяца в три, т.е. чтобы узнать как начали 2015 год необходимо ожидать октябрь! Так что адский треш. Это вам не США или Япония. Там до 99% компаниям данные квартальные и выходят обычно не позже 40-45 дней (обычно 15-20 дней) после окончания финансового квартала (в России до 90-100 дней).

Но работаем с тем, что есть. Учитывая отчетный треш, квартальная разбивка невозможна, поэтому беру первое полугодие за последние 10 лет.

Выручка по крупнейшим публичным нефинансовым компаниям России составляет 15 трлн руб (из них нефтегаз 9.4 трлн) за первые 6 месяцев 2015 (в 2014 – 13.8 трлн, в 2013 – 11.2 трлн, в 2012 – 10.3 трлн). Резкий рост в 2014 связан с поглощением ТНК-BP со стороны Роснефти. Сырьевой сектор занимает не менее 78% от совокупной выручки (11.6 трлн из 15)
Выр-Россия
Collapse )
На Вишере

Право интеллектуальной собственности

Будучи приверженцем австрийской школы экономики, я, к своему стыду, не знаю ее трактовки интеллектуальной собственности.

А ведь тут мне видится фундаментальная проблема. Австрийская школа твердо стоит на принципах экономической свободы индивидуума и неприкосновенности собственности (без которой нет и свободы). Но ведь интеллектуальная собственность - это право на монополию информации и знаний, монополию на распространение и применение знаний, выраженных в этой информации. Как же сочетать свободу (выражающуюся в общедоступности информации, в частности) и право собственности автора на нее?

Правда, интеллектуальная собственность устанавливает монополию на ограниченный срок. И аргуменитирует это необходимостью стимулирования творца. По литературным произведениям, например, этот срок состаляет 50 лет со дня смерти автора. (Интересно: 50 лет - это юбилей, срок, когда по иудаистике все земли возващаются своим исходным владельцам.) Но, например, по музыкальным произведениям мы видим, что авторские права массово выкупаются крупными звукозаписывающими компаниями и потом уже эти компании, а не авторы-творцы, оказываются главными бенефициарами, получающими роялти.

Особенно остро проблема встала в связи с широким распространением интернета. Общедоступность информации в интернете привела к широкой волне протестов владельцев авторских прав против пиратства. На что широкая интернет-общественность чихала с высокой горы, откровенно говоря. Переписывали и будем переписывать, - так можно определить их позицию. А австрийская школа что же? Не знаю, откровенно говоря.

А как вы думаете, нужны ли авторские права?
На Вишере

Так в чем хранить деньги: в рубле или долларе?

Ответ на вопрос зависит от того, сколь долго вы будете их хранить.

У разумного человека, сколько бы он не зарабатывал, всегда имеется (и даже немного растет) заначка "на всякий случай".  Эти деньги он копит и хранит, вообще-то, "по жизни". Конечно, иногда непредвиденные обстоятельства - болезнь, потеря работы - съедают этот запас даже полностью, но потом, когда человек выкарабкивается из беды, он снова начинает потихоньку накапливать. У такого разумного человека накопления, вообще-то, пусть по-маленьку, идут всю жизнь. Так вот, давайте ответим, что для такого разумного человека лучше: хранить деньги в рубле или в долларе?

Collapse )
На Вишере

Проблема прогноза в экономике

Когда начнется выход российской экономики из кризиса? Каков будет курс рубль/доллар в феврале 2016 года? Когда экономику нашей страны ждет следующий кризис? Какова будет цена на нефть через год? Сколько будут стоить акции Газпрома в январе 2017 года?

Именно такого рода вопросы задают экономистам чаще всего. Именно на такого рода вопросы больше всего ждут ответов от экономической науки и обыватели, и правители.

С грустью должен сказать, что именно на такие вопросы экономика отвечать не умеет.

Гении американской экономики, лауреаты Нобелевских премий, вооруженные сложнейшими математическими моделями кенсианского типа и фридмановского типа и форрестеровского типа «проспали» и кризис 97-го, и 2008-го годов.

Так может экономика – это и не наука вообще, если она не может ответить на такие вопросы? Может, это шарлатаны дурачат весь мир, выдавая себя за ученых и получая от правительств огромные деньги?

Нет, это не так. Больше скажу, кто шарлатаны – так это те, кто делает такие прогнозы. В прессе можно прочесть утверждения такого, например, типа: «консенсус-прогноз цены доллара на конец 15-го года составляет…». Эта фраза, если ее перевести на русский, означает, что корреспондент нашел 5 безответственных дилров, играющих на Форексе, те ему «залепили» цифры с потолка (типа, я так думаю, так прогнозирую), а корреспондент сложил все цифры и разделил сумму на пять. Что значит в устах такого дилера слово «прогнозирую»? Это значит: выдумываю из головы. Каким моделями ты пользовался? Никакими. Как ты учел действия Президента РФ, которые могут произойти в июле 15-го? Никак. Все. Вот это и есть шарлатанство.

Честный экономист не делает таких прогнозов. Какие же прогнозы он делает?Collapse )
На Вишере

Два типа кризисов

Экономисты различают два типа кризисов: Так называемые V-образные и L-образные.

В первом случае (график похож на V), быстрое падение и быстрое же всплытие. Так было в 1998 и 2008 годах.

Во втором случае (график похож на L с очень длинной нижней палочкой) - быстро падаем и очень долго восстанавливаемся (если вообще восстанавливаемся).

В чем причина отличий этих двух типов? В первом случае природа кризиса такова, что само падение создает предпосылки всплытия. Например, в 98-м четырехкратная девальвация рубля практически без изменения внутренних цен сделала нашу продукцию очень привлекательной по ценам на мировом рынке. Поэтому для тех видов продукции, которые в качественном отношении примерно одинаковы во всех странах (например, чугунные чушки или минеральные удобрения), сразу подскочил экспорт, который дал приток валюты, позволил расширить производство этих выгодных видов продукции, создал дополнительные рабочие места и т. д. Одновременно стал почти запретительным экспорт по мировым ценам. Что подтолкнуло развитие бизнесов по производству продукции на внутренний рынок. Еще не полностью амортизированные мощности многих советских предприятий стали загружаться почти до предельных значений. То есть сам кризис и падение цен создали стимулы к выходу из кризиса.

Кризис 2008 года "залили" ликвидностью. Напомним, что этот кризис был связан не с внутрироссийскими причинами, а с проблемами мировой финансовой системы. На выход из кризиса работали действия профессионалов ведущих стран мира. Для нас кратковренненных мер, типа открытия "кудринских кубышек", наряду с "починкой" мировой финансовой системы оказалось достаточно для "всплытия". Хотя уже этот кризис показал, что "нырнули" мы едва ли не глубже всех "виновных" в кризисе стран, а всплывали медленней и не до конца. Это говорило уже о накоплении внутренних проблем в нашей экономике, отсутствии иммунитета на внешние "вирусы". Экономические причины этого широко обсуждались, не буду повторяться.

Сегодняшний кризис, во-первых, стопроцентно доморощенный. Он впервые происходит на фоне отсутствия больших глобальных проблем (они, разумеется, есть, но в таком виде они сущестуют уже давно, никаких принципиальных ухудшений не произошло в последнее время). Во-вторых, нынешний кризис будет типично L-образным. Выходить из него мы будем годами. Причем заявление наших властей о 2017-м годе, как о сроке выхода, совершенно ни на чем не основываются и произносится исключительно по принципу "или ишак, или падишах".

Почему L?

Collapse )
На Вишере

Вечные истины

В 1949 году Людвиг фон Мизес опубликовал трактат по экономической теории - «Человеческая деятельность», труд, который для австрийской школы экономики значит не меньше, чем «Капитал» для сторонников марксизма. Это то, что называется «основополагающий труд». 65 лет, которые прошли с тех пор, ни только не умалили ни одного положения этого труда, они все еще ждут своего признания широкой экономической общественностью. В то время, как многие, в том числе – признанные экономисты, все еще путаются в самой логике подхода к экономическим явлениям, у них на полке стоит работа, которая описывает логически безупречный подход к экономическим явлениям. Я думаю, человечество сделает еще много ошибочных шагов в своем развитии прежде, чем будет вынужденно понять и принять в качестве фундамента то, что (весьма произвольно) называется сегодня австрийской школой в экономике.

Приведу в качестве маленького примера довольно обширную цитату из «Человеческой деятельности» для иллюстрации того, насколько злободневен и сегодня ход размышлений автора 65-летней давности.


«Деспоты и демократическое большинство опьянены властью. Они с неохотой вынуждены признать, что подчиняются законам природы. Но они отвергают само понятие экономического закона. Разве не они сами являются верховными законодателями? Разве у них недостаточно сил, чтобы сокрушить любого оппонента? Ни один военный диктатор не склонен признавать никаких ограничений, кроме накладываемых превосходящей военной силой. Подобострастные писаки всегда готовы поощрять  это самодовольство разработкой соответствующих доктрин. Они называют свои подтасованные допущения «исторической экономической теорией». В сущности экономическая история представляет собой летопись провалившихся вследствие самонадеянного игнорирования законов экономической науки методов государственного регулирования.

Невозможно понять историю экономической мысли, если не обращать внимания на то, что экономическая наука как таковая – это вызов самомнению власть предержащих. Экономист никогда не может быть любимцем деспотов и демагогов. Для них он всегда смутьян, и чем больше они внутренне убеждены в его правоте, тем сильнее ненавидят его.

Вопреки всей этой бешеной агитации необходимо установить, что исходная точка всей… экономической аргументации, категория человеческой деятельности, защищена от любой критики и возражений. Никакое обращение к каим бы то ни было историческим и эмпирическим соображениям не способно обнаружить ошибку в утверждении, что люди целенаправленно стремятся к конкретным, выбранным ими целям. Никакие разговоры об иррациональности, непостижимой глубине человеческой души спонтанности жизненных явлений… не могут лишить обоснованности утверждение, что человек использует свой разум для осуществления своих желаний и стремлений. На основе неколебимого фундамента категории человеческой деятельности… экономическая наука шаг за шагом продвигается вперед по пути дискурсивного рассуждения. Точно определяя допущения и условия, она строит систему понятий и посредством логически неопровержимых умозаключений выводит все следствия. По отношению к результатам, полученным таким способом, возможны только две позиции: или можно найти логическую ошибку в дедуктивной цепочке, приведшей к этим результатам, или нужно признать их правильность и обоснованность.»
На Вишере

Россия 2015: мой прогноз

Нефть

Мировая экономика находится в режиме автоколебаний в связи с ценой нефти. Уже выяснено на практике, что при цене 120 - 150 долларов за баррель мировая экономика не может справится с ростом затрат, тормозит и скатывается в рецессию. При этом цена нефти начинает снижаться на ожиданиях снижения спроса на нефть (нефтяные фьючерсы на стагнирующей экономике идут вниз). При снижении цены нефти вновь постепенно оживает экономика. Сейчас на это наложился еще один процесс: большие разведанные запасы сланцевой нефти в США и других странах. Себестоимость их добычи разная, но сравнительно высокая по сравнению с обычной технологией. При снижении цены некоторые из месторождений становятся нерентабельными. Их закрывают. Снижается предложение и цена начинает расти.

Сейчас, на низкой цене нефти начнется рост мировой экономики. А даже первые ростки этого роста вновь поднимут цену нефти.  Поэтому я прогнозирую повышение цены нефти в конце 15 года.

Рубль

Конечно, после праздников начнется атака на рубль. ЗВР у Центробанка мало уже и он их придерживает. Путин придумывает другие меры ручного управления. Вот в полулегальном режиме «попросил» экспортеров продавать часть валютной выручки. Они уже продают. По оценкам, по 1 миллиарду долларов в день. Это 60% их валютной выручки. И рубль более или менее стабилизировался. Но в первом квартале этим экспортерам надо будет возвращать серьезные по объему иностранные кредиты – более 100 миллиардов долларов (без перекредитовки – санкции). Как же они будут это делать? Думаю, теперь государство будет уже помогать им.  Поэтому в первом квартале могут быть существенные  понижения рубля. После того, как этот трудный период будет так или иначе пройден, станет полегче. И в дальнейшем рубль будет снижаться, но медленно, без драматических падений. А в конце года может и подрасти слегка на подъеме нефти.

Внешняя политика

Ситуация с Украиной понятна. «Новороссию» мы больше не хотим. Будем заталкивать обратно в Украину всеми силами. Крым не отдадим ни при каких обстоятельствах. Поэтому санкции останутся. С Западом мы будем стараться дружить тем сильнее, чем яснее в Кремле начнут понимать, что реально значат для нас санкции. Сейчас пока осознание еще не полное.

На наши попытки закрутить новый флирт с Западом мы будем получать в ответ холодную вежливость. Никто с ядерной державой ссорится не будет, но про Россию все уже все поняли. После попытки изнасилования редко возникает большая любовь. Новых резких шагов, типа предпринятых в 14-м, Путин поостережется делать теперь уже. То есть, никаких существенных изменений во внешней политике не произойдет.

Внутренняя политика

Ситуация абсолютного равновесия. Кремль сделал все и даже больше, чтобы защитить себя от своего народа. Силы «правопорядка» сильны, как никогда, хорошо оплачиваемы и готовы выполнить любой приказ. Чиновникам повысили в очередной раз зарплаты. Суды все понимают правильно и не требуют даже указаний. Народ нутром чует, что государство превыше всего, и пояса надо затянуть потуже, но пока не осознал и долго еще не осознает, чем реально является то, что выдает себя за «государство». Для недовольного «креативного класса» открыты все пути: хоть на запад – в Европу, хоть на восток – на Колыму. А с мелким бурлением на поверхности того, что мы называем общественной жизнью, специально обученные люди будут работать в ручном режиме. И прекрасно справятся. Поэтому в 2015 году во внутренней политике ровным счетом ничего не произойдет.


Экономика

Резкое понижение курса рубля в конце уходящего года вызовет в нашей экспортно-импортной экономике рост инфляции, которая не исчерпала еще всех своих возможностей в 2014-м и будет еще долго гулять по цепочкам производственных связей, повышая цены на самые неожиданные товары и продукты. С другой стороны, повышения зарплат даже и не предвидится. Медленно идущий процесс сокращения персонала и закрытия убыточных предприятий не даст возможности оставшимся неуволенным что-либо требовать. Дай бог - сохранить. Поэтому к середине 15-го года все будут просто напросто беднее примерно вдвое по сравнению с тем, что было год назад. Люди уже сегодня ощутили себя беднее, но они ощутят это в полной мере через полгода примерно.

С другой стороны, это неожиданное снижение издержек производства в долларовом исчислении (связанное со снижением реальных зарплат) позволит лучше себя почувствовать экспортерам. Их прибыль вырастет. А в рублевом исчислении вырастет и выручка. Поэтому и бюджет почувствует облегчение и сможет выполнять свои социальные программы. Вот почему, при существенном снижении уровня жизни, не только никакого социального взрыва, но и социального недовольства не будет.

Отток толковых молодых людей и капиталов за рубежи родины продолжатся до тех пор, пока это законодательно не запретят. А запрещать еще долго не будут, поскольку, так называемой, элите этого не надо совсем. Поэтому пока главный начальник не крикнет, занавес не опустится ни над валютой ни над людьми. А главный начальник, который с «элитой» ссорится очень не хочет, крикнет это, думаю, обязательно, но не в 15 году, а тогда, когда уже по-другому нельзя будет.

Поскольку две главные силы – молодые умные ребята и инвестиционные возможности - будут постоянно уменьшаться, перемещаясь на Запад, то о программе импортозамещения можно просто забыть (как мы уже забыли о многих других программах; кто, например, помнит программу малоэтажного строительства). Страна будет продолжать погружаться в экономическую архаику. Которая, вообще-то говоря,  больше соответствует политическим реалиям современной России. То есть, экономика будет приходить в соответствие с политической системой.

Все кульбиты в финансовой области, совершенные в 14-м году, поставили и еще поставят финансовую систему страны в очень сложное положение. В 15-м продолжится закрытие банков, но большим упасть не дадут.

С другой стороны, золотовалютные резервы в России еще приличные (хоть и существенно уменьшены), сальдо платежного баланса положительное, больших суверенных долгов пока нет и не предвидится (кто ж нам теперь даст?), падение рубля оживит экспортные возможности. Поэтому при качественной деградации, чисто количественные возможности экономики остаются совершенно некритичными. Вот почему следующий год пройдет под флагом стагнации, а не рецессии. А точнее сказать, нас ждет стагфляция, страшная ведьма, которая началась уже в 14-м. И она-то нас будет преследовать долгие годы. Кризис будет долголетним.


Что делать?

Жить! Жизнь бывает всякая. Нас ждет такая, какая нас ждет. Надо делать для себя и своей семьи все, что вы можете: сажать картошку на участке, копить деньги, покупая доллар и золотые монеты, по возможности. Если не можете поехать за границу, то походы по родному краю – это тоже огромное наслаждение.

И надо становиться гражданами понемногу. Это значит - не рассчитывать на дядю и на царя, привыкать надеяться только на себя и своих близких. Это значит - по возможности, помогать другим, которым очень трудно, отрывая от себя то, что без большого ущерба можно оторвать. Это значит - делать малые дела, наводя порядок во дворе, на улице, в городе. Это значит - интересоваться политикой и экономикой и забыть девиз «от меня ничего не зависит».

Только таким образом мы можем пройти тот путь, который нам предстоит пройти. И надо запомнить: у бога нет для нас какой-то особой привилегированной дороги, нам никаким хитрым маневром не построить для себя процветание, без трудностей ничего хорошего создать нельзя. Рассчитывай на себя – это принцип свободного человека.